Александр Майсурян (maysuryan) wrote,
Александр Майсурян
maysuryan

Category:

День в истории. Ежов, Булгаков и другие


Николай Иванович Ежов и демонстрация с его портретом в 30-е годы

4 февраля 1940 года был расстрелян бывший нарком внутренних дел СССР Николай Иванович Ежов (1895—1940). По свидетельству Павла Судоплатова, на расстрел «железный нарком» шёл с пением «Интернационала». Историческая биография и деятельность Ежова, «ежовщина» — тема очень обширная и непростая для понимания, но вот только один небольшой штрих.

Читатели «Мастера и Маргариты» Михаила Булгакова, вероятно, помнят такую сценку на балу у Сатаны:
«По лестнице подымались двое последних гостей.
— Да это кто-то новенький, — говорил Коровьев, щурясь сквозь стёклышко, — ах да, да. Как-то раз Азазелло навестил его и за коньяком нашептал ему совет, как избавиться от одного человека, разоблачений которого он чрезвычайно опасался. И вот он велел своему знакомому, находящемуся от него в зависимости, обрызгать стены кабинета ядом.
— Как его зовут? — спросила Маргарита.
— А, право, я сам ещё не знаю, — ответил Коровьев, — надо спросить у Азазелло.
— А кто с ним?
— А вот этот самый исполнительный его подчинённый».

Имена не названы, но слушатели, которым Булгаков читал свой роман, безусловно, сразу понимали, о ком идёт речь, поскольку об этой истории подробно писали в советских газетах.
«Велевший обрызгать стены ядом» — Генрих Григорьевич Ягода.
«Человек, разоблачений которого он чрезвычайно опасался» — Николай Иванович Ежов.
«Самый исполнительный его подчинённый» — Павел Петрович Буланов, личный секретарь Ягоды. Из его показаний на открытом судебном процессе 1938 года:
«Когда он [Ягода] был снят с должности наркома внутренних дел, он предпринял уже прямое отравление кабинета и той части комнат, которые примыкают к кабинету, здания НКВД там, где должен был работать Николай Иванович Ежов. Он дал мне лично прямое распоряжение подготовить яд, а именно взять ртуть и растворить её кислотой. Я ни в химии, ни в медицине ничего не понимаю, может быть, путаюсь в названиях, но помню, что он предупреждал против серной кислоты, против ожогов, запаха и что-то в этом духе. Это было 28 сентября 1936 года. Это поручение Ягоды я выполнил, раствор сделал. Опрыскивание кабинета, в котором должен был сидеть Ежов, и прилегающих к нему комнат, дорожек, ковров и портьер было произведено Саволайненом [чекист] в присутствии меня и Ягоды».


Заметка из газеты 1938 года, где упоминается попытка Г. Ягоды «ужалить» Н. Ежова


Михаил Булгаков (1891—1940), современник Ежова, который ввёл эпизод с ним в свой роман

Такой вот исторический эпизод. В подлинности этой истории позднее не раз сомневались, но Булгаков как писатель, «инженер человеческих душ», видимо, счёл её психологически достоверной, раз включил в свой роман. А в 1940 году жертвой такой же борьбы, что называется, «без белых перчаток» стал сам Н.И. Ежов...


Борис Ефимов. Стальные ежовы рукавицы. Дружеский шарж на наркома внутренних дел Н.И. Ежова. 1937
Знаменитый шарж на Ежова, о котором я уже как-то писал
.


Фотография Ежова последних лет жизни, на ней можно увидеть уже следы переутомления и оттенок обречённости в его облике, и записка, написанная им из-под ареста

Также по случаю круглой годовщины не откажу себе в удовольствии привести «Балладу о наркоме Ежове» казахского акына Джамбула Джабаева (1846—1945), которая в духе эпохи рассказывает биографию наркома. Джамбул — очаровательный старик, и на современников произвёл неизгладимое впечатление сам образ 90-летнего старца, который, не отставая ни на шаг, идёт в ногу со временем. Не случайно даже уже после смерти Джамбула стиляги 50-х годов пели о нём, развивая этот образ:
Джамбул Джабаев
Стилягой стал,
Свою домбру
На саксофон сменял.

А вот «Баллада о наркоме Ежове», с которым акын, между прочим, позднее встречался (и тоже описал эту встречу в стихах). Завершается она вручением наркому ордена Ленина, и что было потом, скрывает исторический занавес...


Джамбул Джабаев (1846—1945), ещё один современник Ежова, воспевший его в своих стихах

В сверкании молний ты стал нам знаком,
Ежов, зоркоглазый и умный нарком.
Великого Ленина мудрое слово
Растило для битвы героя Ежова.
Великого Сталина пламенный зов
Услышал всем сердцем, всей кровью Ежов.
Когда засияли октябрьские зори,
Дворец штурмовал он с отвагой во взоре.
Когда же войной запылал горизонт,
Он сел на коня и поехал на фронт.
Шёл класс против класса. Земля полыхала,
И родина кровью в те дни истекала.
Сжимали враги нас зловещим кольцом —
Железом и сталью, огнём и свинцом.
Я прошлое помню. В закатах багровых
Я вижу сквозь дым комиссара Ежова.
Сверкая булатом, он смело ведёт
В атаки одетый в шинели народ.
Он бьётся, учась у великих батыров,
Таких, как Серго, Ворошилов и Киров.
С бойцами он ласков, с врагами суров,
В боях закалённый, отважный Ежов.
Когда над степями поднялся восход
И плечи расправил казахский народ,
Когда чабаны против баев восстали,
Прислали Ежова нам Ленин и Сталин.
Приехал Ежов и, развеяв туман,
На битву за счастье поднял Казахстан,
Народ за Ежовым пошёл в наступленье.
Сбылись наяву золотые виденья.
Ежов мироедов прогнал за хребты,
Отбил табуны, их стада и гурты.
Расстались навеки мы с байским обманом,
Весна расцвела по степям Казахстана
Пышнее и краше былых наших снов.
Здесь все тебя любят, товарищ Ежов!
И вторит народ, собираясь вокруг:
— Привет тебе, Сталина преданный друг!
А враг насторожен, озлоблен и лют.
Прислушайся: ночью злодеи ползут,
Ползут по оврагам, несут изуверы
Наганы и бомбы, бациллы холеры...
Но ты их встречаешь, силён и суров,
Испытанный в пламени битвы Ежов.
Враги нашей жизни, враги миллионов,
Ползли к нам троцкистские банды шпионов,
Бухаринцы, хитрые змеи болот,
Националистов озлобленный сброд.
Они ликовали, неся нам оковы,
Но звери попались в капканы Ежова.
Великого Сталина преданный друг,
Ежов разорвал их предательский круг.
Раскрыта змеиная вражья порода
Глазами Ежова — глазами народа.
Всех змей ядовитых Ежов подстерёг
И выкурил гадов из нор и берлог.
Разгромлена вся скорпионья порода
Руками Ежова — руками народа.
И Ленина орден, горящий огнем,
Был дан тебе, сталинский верный нарком.
Ты — меч, обнажённый спокойно и грозно,
Огонь, опаливший змеиные гнезда,
Ты — пуля для всех скорпионов и змей,
Ты — око страны, что алмаза ясней.
Седой летописец, свидетель эпохи,
Вбирающий все ликованья и вздохи,
Сто лет доживающий, древний Джамбул
Услышал в степи нарастающий гул.
Мильонноголосое звонкое слово
Летит от народов к батыру Ежову:
— Спасибо, Ежов, что, тревогу будя,
Стоишь ты на страже страны и вождя!


Слева: бюст Н.И. Ежова, изготовленный в его бытность наркомом. Справа: так романтически изображают в наше время Ежова в соцсетях

UPD. Пишут: «Приводимая везде дата смерти Ежова — 4 февраля 1940 года — на самом деле не совсем точная. 4 февраля 1940 года, в соответствии с предписанием, выданным начальнику комендантского отдела АХУ НКВД СССР В.М. Блохину, Ежов должен был быть расстрелян вместе с 12 другими гражданами, приговорёнными Военной коллегией 3 февраля к расстрелу. 9 человек, действительно, расстреляли, а Ежов, его бывший первый зам. М.П. Фриновский и бывший начальник Контрразведывытельного отдела ГУГБ НКВД СССР Н.Г. Николаев-Журид расстреляны в тот день почему-то не были. Ежова и Николаева-Журида расстреляют 6 февраля, а Фриновского — ещё два дня спустя».
(Алексей Павлюков. Ежов. М., 2007, с. 537)
Tags: Даты, История, СССР, революционеры, советская печать
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo maysuryan june 16, 2016 00:35 12
Buy for 10 tokens
СЕНТЯБРЬ. ОКТЯБРЬ КРАСНЫЕ И БЕЛЫЕ ДАТЫ (список будет пополняться): 5 января 1918 (23 декабря 1917) – нарком просвещения А. Луначарский подписал Декрет о введении нового правописания 19 (6) января 1918 – матрос Железняк сказал: "Караул устал!" 21 января 1924 – день памяти В. И.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 79 comments