Александр Майсурян (maysuryan) wrote,
Александр Майсурян
maysuryan

Categories:

Отец Русской Демократии снова упал с моста... :(



Интересно, многие ли жившие в 1989 году, прочитав сегодняшние новости, испытали чувство дежавю? Ведь всё это было! Ровно так же начинался стремительный взлёт к вершинам кремлёвской власти для Бориса Николаевича Ельцина. С покушения на его жизнь. Или с разговоров о покушении — кому как нравится...
Факты же заключались в том, что 28 сентября 1989 года в 23 часа 10 минут Борис Николаевич в насквозь мокрой одежде явился в отделение милиции возле правительственных дач у подмосковного села Успенское. Он заявил, что по дороге на дачу к другу он отпустил водителя, так как захотел пройтись пешком. И тут на него было произведено нападение. По утверждению Ельцина, нападавшие затащили его в машину, отвезли в неизвестном направлении, затем надели ему на голову мешок и бросили с моста в реку. Вода была очень холодная. Однако, проплыв около 300 метров от моста вниз по течению, ему удалось выбраться на берег. Высота моста составляла около 5 метров, а глубина реки в этом месте — 1,5 метра. Охранник Ельцина Александр Коржаков позднее вспоминал: «Примчался я к посту в Успенском и увидел жалкую картину. Борис Николаевич лежал на лавке в милицейской будке неподвижно, в одних мокрых белых трусах. Растерянные милиционеры накрыли его бушлатом, а рядом поставили обогреватель. Но тело Ельцина было непривычно синим, будто его специально чернилами облили. Заметив меня, Борис Николаевич заплакал: «Саша, посмотри, что со мной сделали…»
В общем, «принесли его домой — оказался он живой». (Потом, кстати, ровно так же было с Отцом Украинской Демократии г-ном Ющенко...)
Вот такая драматичная история, которая потом бурно обсуждалась и в Верховном Совете СССР, и на митингах, и в печати.
Надо заметить, что даже тогдашняя демократическая, то есть правая оппозиция восприняла эпическое «падение Ельцина с моста» с толикой юмора и скепсиса. Об этом можно судить по популярному тогда стихотворению «Вот мост через тихую местную реку», которое спустя пару месяцев появилось в калининградской оппозиционной газете «Вестник Солидарности». Имя автора там было напечатано, но при печати эта строчка отпечаталась плохо, так что автор доселе остаётся неизвестным.
А оттуда этот стишок разлетелся очень широко, по всей стране. Но помогла ли эта ирония остановить эпический взлёт вверх Бориса Николаевича как Отца Русской Демократии, Сброшенного с Моста? Да вот ни фига не помогла...
Текст стихотворения (пояснения к нему даны в конце):

Вот мост через тихую местную реку,
С которого сбросить нельзя человека,
Поскольку по данным замера — река
Под этим мостом чрезвычайно мелка.

А вот и Борис, что с моста сброшен в реку,
С которого сбросить нельзя человека,
Поскольку по данным замера — река
Под этим мостом чрезвычайно мелка.

А вот и мешок от вьетнамского риса,
Который, по слухам, надет на Бориса,
Который был сброшен с моста прямо в реку,
С которого сбросить нельзя человека,
Поскольку по данным замера — река
Под этим мостом чрезвычайно мелка.

Вот дача, где взяли мешок из-под риса,
Который, по слухам, надет на Бориса,
Который был сброшен с моста прямо в реку,
С которого сбросить нельзя человека,
Поскольку по данным замера — река
Под этим мостом чрезвычайно мелка.
А вот и охрана, что так иль иначе
Наверное, знает про жителей дачи,
Куда привезён был мешок из-под риса,
Который натянут потом на Бориса,
Который был сброшен с моста прямо в реку,
С которого сбросить нельзя человека,
Поскольку по данным замера — река
Под этим мостом чрезвычайно мелка.

А вот и министр, который так странно
Поверил в нелепые байки охраны,
И даже измерил тот мост через реку,
В которую сбросить нельзя человека,
Поскольку по данным замера — река
Под этим мостом чрезвычайно мелка.

Вот шеф, самый главный, Большого Совета,
Который всё знает про то и про это,
Который все тайны позволил нарушить,
Когда попросил нас Министра заслушать,
Министра, который, увы, как ни странно,
Поверил в нелепые слухи охраны,
Которая явно винила Бориса,
Залезшего где-то в мешок из-под риса,
Который был сброшен с моста прямо в реку,
В которую глупо бросать человека,
Поскольку по данным замера — река
Под этим мостом неудобно мелка.

А вот и высокий чиновник Егорий —
Герой криминальных и прочих историй,
Который превыше законов и прав,
Который Борису сказал — Ты не прав!
Не любящий шефа Большого Совета,
Который всё знает про то и про это,
Который все тайны позволил нарушить,
Когда попросил нас Министра заслушать,
Министра, который, увы, как ни странно,
Поверил в нелепые бредни охраны,
Что с чьей-то подачи винила Бориса,
Гулявшего где-то в мешке из-под риса,
Который был сброшен с моста прямо в реку,
В которую глупо бросать человека,
Поскольку бросают туда, где река
Богата булыжником и глубока.

А вот и известная дама Раиса,
Которая шутку сыграла с Борисом
В чём ей помогал пресловутый Егорий,
Герой криминальных и прочих историй,
Они, чтобы выполнить лучше задачу,
Приехали утром на нужную дачу,
С собой прихватили мешок из-под риса,
В который потом и впихнули Бориса,
Который затем ими сброшен был в реку,
В которую сбросить нельзя человека,
Поскольку по данным замера — река
Под этим мостом чрезвычайно мелка.

Отсюда совсем не является странным,
Что байки Министру напела охрана,
А он побоялся расследовать это,
И кинулся к главному шефу Совета,
Который умеет проблему понять
И так убеждённо всё это подать,
Что шефу не станет никто возражать,
А будет лишь фигу в кармане держать.


В наше время это стихотворение требует некоторых пояснений.
«Министр, который так странно поверил в нелепые байки охраны» — министр внутренних дел СССР Вадим Бакатин, который заявил депутатам Верховного Совета СССР, что человек, сброшенный с моста, должен был получить тяжёлые физические повреждения, так как мост был 15-метровой высоты, а глубина реки составляла только 1,5 метра.
«Шеф, самый главный, Большого Совета» — это, разумеется, Михаил Сергеевич Горбачёв, который попросил депутатов ВС заслушать эту историю, вопреки просьбам Ельцина сохранить дело в тайне.
«Высокий чиновник Егорий» — член Политбюро и секретарь ЦК Егор Кузьмич Лигачёв, которому в текущем 2020 году исполняется ровно сто лет (да, он жив до сего дня), известный фразой, публично с трибуны сказанной Ельцину в 1988 году: «Борис, ты не прав».
«Известная дама Раиса» — конечно, Раиса Максимовна Горбачёва, жена Генсека Михаила Сергеевича.
Ну, а какие высокие и известные персоны и шефы каких больших советов ныне травили «Новичком» нового Отца Русской Демократии? Надо полагать, мы узнаем это впоследствии... :)

UPD. Занятно, что 90% споров в комментариях свелось к тому, упал в этот раз Ельцин с моста или не упал, гад. А ведь я не писал об этом ни слова. Даже более того, я вполне допускаю, что и тогда, в сентябре 1989-го (который сейчас, кстати, кажется таким светлым и праздничным из нынешней тёмной реакционной ямы, в которую угодил бывший СССР), некие неизвестные личности в чёрных плащах и чёрных полумасках схватили нашего дорогого Бориса Николаевича, надели ему мешок на голову и сбросили с моста. Ну, почему, собственно, нет? Может быть, это были пришельцы из будущего, которые хотели таким образом предотвратить Святые Девяностые, какими мы их знаем. Вот только они определённо недоработали, как и теперь...
Но, граждане и товарищи, будьте хоть немного здравомыслящими, КАКОЕ ЭТО ИМЕЕТ ЗНАЧЕНИЕ? Это хоть на йоту меняет или отменяет расстановку классовых сил, которые на тот момент стояли за Ельциным? За Горбачёвым? Это меняет или отменяет тот факт, что за одним стояла реакция, а за другим — ещё худшая и более быстрая реакция? Или нет? Подумайте над этим, и вы поймёте, что спорить на тему о том «падал или не падал Борис Николаевич с моста» — абсолютно бессмысленная трата времени. Столь же бессмысленная, как спорить о том, своей ли смертью умер Джордж Флойд или его убили (я об этом, кстати, тоже никогда не спорил). Аннушка уже разлила масло. Всё. Падение Ельцина с моста, скинутого оттуда злыми ворогами, состоялось. Это свершившийся исторический факт. И обсуждать стоит только его последствия.

Tags: Ельцин, История, Навальный, Перестройка, Реставрация, Россия
Subscribe

Posts from This Journal “Ельцин” Tag

promo maysuryan июнь 16, 2016 00:35 12
Buy for 10 tokens
СЕНТЯБРЬ. ОКТЯБРЬ КРАСНЫЕ И БЕЛЫЕ ДАТЫ (список будет пополняться): 5 января 1918 (23 декабря 1917) – нарком просвещения А. Луначарский подписал Декрет о введении нового правописания 19 (6) января 1918 – матрос Железняк сказал: "Караул устал!" 21 января 1924 – день памяти В. И.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 112 comments