Александр Майсурян (maysuryan) wrote,
Александр Майсурян
maysuryan

Categories:

Салат с креветками

И так не слишком многочисленные левые и красные в Рунете после "евромайдана", как известно, раскололись на три идейных течения — замайданцев, антимайданцев и "нейтралов". И если с замайданцами, в общем, всё давно понятно, то с "нейтралами" дело обстоит более интересным образом. Некоторые из них, как можно понять, переживали что-то вроде идейного кризиса и надолго замолчали, другие вовсе совершили виртуальное сэппуку (как, например, поклонник японской манги рабочист Долоев — беднягу, по слухам, добил тот факт, что неожиданной звездой его любимого жанра вдруг оказалась крымская "няш-мяш"-прокурор Поклонская). После длительного молчания стал вновь писать в ЖЖ один из "нейтралов" jakobin1793. И сразу обрушился с довольно резкой и нельзя сказать, что совсем уж безосновательной критикой на народные республики Донбасса. Ну, что на эту критику сказать? Конечно, и всяких белодельцев-булкохрустов там полно, и якобы левая "Суть времени" арестовывает и сажает в подвал боротьбистов (вот кто бы её саму так арестовал...) Всё так. Но...
Вот небольшая цитата из "Обитаемого острова" Стругацких, который и сейчас остаётся "культовой" книгой для многих левых:

"– Одни мечтают уничтожить башни, другие – сохранить башни… Подполье – это тебе не политическая партия, это винегрет, салат с креветками…
– Да, я знаю… – сказал Максим. – Салат.
Подполье не было политической партией. Более того, подполье даже не было фронтом политических партий. Специфика обстоятельств разбила штаб на две непримиримые группы: категорические противники башен и категорические сторонники башен. Все эти люди были в большей или меньшей степени в оппозиции к существующему порядку вещей, но, массаракш, до чего же разнились их побуждения!
Были биологисты, которым было абсолютно все равно, стоит ли у власти Папа, крупнейший потомственный финансист, глава целого клана банкиров и промышленников, или демократический союз представителей трудящихся слоев общества. Они хотели только, чтобы проклятые башни были срыты и можно было бы жить по-человечески, как они выражались, то-есть по-старому, по-довоенному… Были аристократы, уцелевшие остатки привилегированных классов старой империи, все еще воображавшие, что имеет место затянувшееся недоразумение, что народ верен законному наследнику императорского престола (здоровенному унылому детине, сильно пьющему и страдающему кровотечениями из носа) и что только эти нелепые башни, преступное порождение изменивших присяге профессоров Е. И. В. Академии Наук, мешают нашему доброму простодушному народу манифестировать свою искреннюю, добрую, простодушную преданность своим законным владыкам… За безусловное уничтожение башен стояли и революционеры – местные коммунисты и социалисты, такие как Вепрь, теоретически подкованные и закаленные еще в довоенных классовых боях; для них уничтожение башен было лишь необходимым условием возвращения к естественному ходу истории, сигналом к началу ряда революций, которые приведут, в конечном счете, к справедливому общественному устройству. К ним примыкали и бунтарски настроенные интеллектуалы, вроде Зефа или покойного Гэла Кетшефа – просто честные люди, полагавшие затею с башнями отвратительной и опасной, уводящей человечество в тупик…
За сохранение башен стояли вождисты, либералы и просветители. Вождисты – самое правое крыло подполья – были, по выражению Зефа, просто бандой властолюбцев, рвущихся к департаментским креслам, и рвущихся небезуспешно: некий Клау-Мошенник, продравшийся в Департамент пропаганды, был в свое время видным лидером этой фашистской группировки. Эти политические бандиты были готовы бешено, не разбираясь в средствах, драться против любого правительства, если оно составлено без их участия… Либералы были в общем против башен и против Неизвестных Отцов. Однако больше всего они боялись гражданской войны. Это были национальные патриоты, чрезвычайно пекущиеся о славе и мощи государства и опасающиеся, что уничтожение башен приведет к хаосу, всеобщему оплеванию святынь и безвозвратному распаду нации. В подполье они сидели потому, что все, как один, были сторонниками парламентских форм правления… Что же касается просветителей, то это были, несомненно, честные, искренние и неглупые люди. Они ненавидели тиранию Отцов, были категорически против использования башен для обмана масс, но считали башни могучим средством воспитания народа. Современный человек по натуре – дикарь и зверь, говорили они. Воспитывать его классическими методами это дело веков и веков. Выжечь в человеке зверя, задушить в нем животные инстинкты, научить его добру, любви к ближнему, научить его ненавидеть невежество, ложь, обывательщину – вот благородная задача, и с помощью башен эту задачу можно было бы решить на протяжении одного поколения…
Коммунистов было слишком мало, почти всех их перебили во время войны и переворота; аристократов никто всерьез не принимал; либералы же были слишком пассивны и зачастую сами не понимали, чего хотят. Поэтому самыми влиятельными и массовыми группировками в подполье оставались биологисты, вождисты и просветители. Общего у них почти ничего не было, и подполье не имело ни единой программы, ни единого руководства, ни единой стратегии, ни единой тактики…"

Да, салат с креветками, именно так. И вся штука в том, что с одной стороны – вот такой салат с креветками, зато с другой – очищенная, можно сказать, гомогенная субстанция. С политической точки зрения – правые и ультраправые, с социальной – олигархи, компрадорская буржуазия и её обслуга (виноват, "креативный класс").
Ну, конечно, можно брезгливо поджать губы и сказать, что, мол, "оба хуже". Но вот 110 лет назад левые и красные почему-то так не рассуждали при виде тогдашнего "салата с креветками": странной толпы с царскими портретами и православными хоругвями, под руководством священника, а по совместительству – полицейского агента. Не рассуждали, а присоединялись к этой сомнительной толпе и шли вместе с ней, рискуя быть побитыми кондовыми монархистами (или же потом расстрелянными царскими войсками). И знаете что? Если бы они тогда остались в стороне и брезгливо, через губу, только критиковали бы с недосягаемой высоты своей марксистской образованности монархические и реакционные заблуждения тогдашнего "антимайдана", большой вопрос, где бы они были через 12 лет. И были бы вообще...
Tags: Украина, антифашизм
Subscribe
promo maysuryan june 16, 2016 00:35 12
Buy for 10 tokens
СЕНТЯБРЬ. ОКТЯБРЬ. НОЯБРЬ КРАСНЫЕ И БЕЛЫЕ ДАТЫ (список будет пополняться): 5 января 1918 (23 декабря 1917) – нарком просвещения А. Луначарский подписал Декрет о введении нового правописания 19 (6) января 1918 – матрос Железняк сказал: "Караул устал!" 21 января 1924 – день памяти…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 52 comments