Александр Майсурян (maysuryan) wrote,
Александр Майсурян
maysuryan

Categories:

Крушение социализма, версия Василия Шукшина


Василий Шукшин

Прочитав заголовок этого поста, мне могут сказать: позвольте, Василий Шукшин (1929—1974) умер в 1974 году, когда до крушения социализма в СССР ещё оставались добрые полтора десятилетия с лишним, какая может быть "версия" этого события от него?
Но почитаем рассказ Василия Макаровича "Мой зять украл машину дров", особенно его концовку, и вживе увидим образ этого крушения. Кстати, должен признаться, что я ещё в детстве, году в 1984-м, прочитал в сборнике Шукшина вариант этого рассказа, где герои гибнут. И для меня стало совершеннейшим сюрпризом, что существует, оказывается, и вариант этого же рассказа с "хэппи-эндом", где они остаются в живых. Почему писатель оставил две концовки? Легче всего предположить, что концовка была смягчена им по требованию редакторов, "цензуры". Однако и жёсткая, трагическая развязка публиковалась ещё до перестройки... И могла бы даже послужить своего рода предупреждением... если бы тогда кто-то к ней захотел прислушаться и вдуматься в её смысл.


Скульптура, изображающая сценку из рассказа В. Шукшина "Мой зять украл машину дров": Веня запер тёщу в уборной

Рассказ ценен ещё и тем, что показывает работу советской судебной системы, участие и влияние в ней общественного мнения. Вкратце перескажу его сюжет: шофёр Веня Зяблицкий копил деньги на покупку дорогого кожаного пальто, мечтал о нём. Но, вернувшись из рейса, обнаружил, что жена потратила все накопленные им деньги на покупку шубы для себя. И крупно поскандалил с ней и с тёщей. После этого по заявлению тёщи состоялся суд. Прокурор требовал для Вени три года срока. "Но сельчане протестовали... Наказать, конечно, надо, но — не в тюрьму же!". Веню же больше всего поразил прокурор. "Венька не отрываясь смотрел на представительного мужчину, плохо понимал, что он говорит. Понимал только, что мужчина тоже очень хочет его посадить, хотя вовсе не злой, как тёща, и первый раз в глаза увидел Веньку. Венька раньше никогда на судах не бывал, не знал, что существуют государственные обвинители, общественные обвинители… Суд для него — это судья. И он никак не мог постичь, зачем надо этому человеку во что бы то ни стало посадить его, Веньку, на три года в тюрьму?"
"Суд удалился на совещание. Венька сидел. Ждал. Его сковал ужас... Не ужас перед тюрьмой... Его охватил ужас перед этим мужчиной. Он так
в него всмотрелся, что и теперь, когда его уже не было за столом, видел его как живого: спокойный, умный, весёлый... И доказывает, доказывает, доказывает — надо сажать. Это непостижимо. Как же он потом... ужинать будет, детишек ласкать, с женой спать?.. Раньше Веня часто злился на людей, но не боялся их, теперь он вдруг с ужасом понял, что они бывают — страшные". "Вене вынесли приговор: два года условно. За Веню радовались. А Веня шёл непривычно задумчивый... Всё стоял в глазах тот представительный мужчина, и Венька всё не переставал изумляться... Неужели он всё время так делает?"


Ю. Юдаев-Рачей. Веня на суде

Ну, а развязка наступает, когда тот же прокурор, оказавшись в качестве случайного попутчика в машине Вени, начинает его расспрашивать, где купить то самое кожаное пальто, из-за которого заварился весь сыр-бор. И Веню вдруг озаряет, что прокурор в своих действиях не какими-то высокими мотивами движется, а вполне земными...
Развязка с "хэппи-эндом":
"— Адрес-то знаешь?
— Знаю адрес. Знаю… Эх! — крикнул вдруг Веня, как в пустоте, громко. — А не ухнуть ли нам с моста?!
Он даванул газ и бросил руль… Машина прыгнула. Веня глянул на прокурора… И увидел его глаза — большие, белые от ужаса. И Веньке стало очень смешно, он засмеялся. А потом уж на него боком навалился прокурор и вцепился в руль. И так они и съехали с моста: Веня смеялся и давил газ, а прокурор рулил. А когда съехали с моста, Веня скинул газ и взял руль. И остановился.
Прокурор вылез из кабины… Глянул ещё раз на Веньку. Он был ещё бледный. Он хотел, видно, что-то сказать, но не сказал. Хлопнул дверцей.
Веня включил скорость и поехал. Он чего-то вдруг устал. И хорошо, что он остался один в кабине, спокойнее как-то стало. Лучше."


Ю. Юдаев-Рачей. Веня и прокурор

Но это, повторяю, смягчённая концовка. А вот как я сам окончание этого рассказа запомнил (цитирую по сборнику Шукшина 1984 года, подписано в печать 1.12.1983 года — то есть ещё доперестроечный текст):
"— Адрес-то знаешь?
— Знаю адрес. Знаю…
Туристы, которые разбили палатки на берегу Уши, видели, как ГАЗ-69 отчего-то вдруг резко дал вправо, с треском проломил заградительные перила и полетел в реку.
Потом, когда достали машину и попытались установить причину аварии, механики не могли установить причину. Написали в акте: "Заело рулевое управление".
Оба — водитель и пассажир — были мертвы. Причём у водителя смерть наступила ещё до того, как машина упала в воду: разрыв сердца. Пассажир пытался открыть дверцу, но её заклинило, очевидно, при ударе о перила. Он хотел выбить стекло (обе руки его были изрезаны в кровь), выбил, но только часть, не всё — не успел. Захлебнулся."

Некоторые не понимают, почему значительная часть трудящихся в 1989-1991 годах, образно говоря, поступила как Веня, не помешав падению с моста машины под названием "социализм", погубив тем самым и страну, и самих себя. Да вот по этому самому: потому что государственное насилие можно терпеть, когда и если сохраняется вера, что оно необходимо. Но стоит людям заподозрить, что государство служит только интересам богатых против бедных — и машина с треском проламывает перила и летит в воду, вместе с народом и власть имущими.
Конечно, могут сказать: позвольте, но ведь в СССР, даже позднем, государство во сто крат больше служило трудящимся, чем теперь! Верно... И ещё: ведь последние 30 лет правящий класс бывшего Союза вовсе и не скрывает, что он действует только и исключительно ради... даже не "кожаного пальто", как это могло кому-то показаться в позднем СССР, а ради других бесчисленных благ вроде частных яхт и частных самолётов, по сравнению с которыми то жалкое пальто — сущий пустяк.
Верно... верно... :)
Tags: Искусство, История, Литература, Перестройка, Реставрация, СССР
Subscribe

Posts from This Journal “Литература” Tag

promo maysuryan june 16, 2016 00:35 12
Buy for 10 tokens
СЕНТЯБРЬ. ОКТЯБРЬ КРАСНЫЕ И БЕЛЫЕ ДАТЫ (список будет пополняться): 5 января 1918 (23 декабря 1917) – нарком просвещения А. Луначарский подписал Декрет о введении нового правописания 19 (6) января 1918 – матрос Железняк сказал: "Караул устал!" 21 января 1924 – день памяти В. И.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 226 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →