Александр Майсурян (maysuryan) wrote,
Александр Майсурян
maysuryan

Category:

ПИСЬМА ОБ ЭВОЛЮЦИИ (76). Из истории культов личности. Махно


Нестор Махно и Павел Дыбенко

Этот пост серии будет небольшим — по той причине, что и культ Нестора Ивановича Махно (1888—1934) охватывал совсем небольшую территорию, не получил большого развития в культуре, да и существовал недолго. Но на его примере можно увидеть чрезвычайно интересную классовую механику возникновения культа, его зарождения. Случилось это, считается, после первых боевых успехов отряда Махно в боях против оккупировавших Украину австрийцев и союзных им военных сил гетмана Скоропадского.
Сам Нестор Иванович в воспоминаниях писал об этом так:
«Мне лично казалось и странным, и неудобным слышать обращение ко мне крестьян и повстанцев вместо привычного «товарищ Махно», «Батько Махно», а иногда — «товарищ Батько Махно». Но эпитет «Батько» помимо моей воли прилип к моей фамилии, начиная со дня событий в селе Дибривки. Он стал передаваться крестьянами, крестьянками и даже детьми из уст в уста: в домах, в семьях, на улицах и собраниях. Слово «Батько Махно» сделалось единым, нераздельным словом в устах крестьянской массы. С каким-то особенным уважением и гордостью оно передавалось крестьянами из деревни в деревню по всей почти Левобережной Украине. Подхватывалось оно и всеми решительно революционными повстанцами, и их отрядами, о многих из которых я, до присылки ими в штаб движения своих постановлений именоваться «отрядами имени Батька Махно» и всецело подчиняться его штабу, ничего не слыхал и не знал вообще, что они существуют».

Обратим внимание на типичные крестьянские черты данного культа: классический эпитет «Батько» (то есть «отец», невольно вспоминается «царь-батюшка»). Ещё более характерна для революционера реакция самого Нестора Ивановича, в которой он откровенно признаётся в своих мемуарах: смущение и растерянность, недоумение, как в данном случае следует поступить — то ли принять этот неожиданный народный «подарок», то ли решительно от него отказаться и бороться с подобным «титулованием»?



Махно: «Я часто спрашивал себя: честно ли допускать до того, чтобы меня так возвышали, чтобы передо мною же мои братья-труженики мною так благодарственно восторгались, подчёркивая этим, что они видят во мне человека, неизменно преданного им, и сами искренно во всём доверяют мне? Часто, как ещё часто, в эти же дни и в последующие за ними месяцы я говорил об этом со своими лучшими друзьями в движении. И они мне говорили: «За вами идут массы! Они дали вам это имя, и вы его не отбрасывайте. Задачи организуемого нами повстанческого движения слишком серьёзны. Через ваше имя и наши общие революционные действия нужно завоевать у масс доверие полностью и так же полностью его оправдать. Крестьяне верят вам. Они вам доверяют, потому что вы не стремитесь властвовать над ними. Нужно только стараться, чтобы через это их доверие найти пути подлинного практического выражения для нашего движения». Эти соображения меня успокаивали».

Потрясающая, по-моему, гамма чувств и переживаний! Но особенно замечателен совет, который давали Нестору Ивановичу его «лучшие друзья в движении». Рискну предположить, что это был в первую очередь Пётр Андреевич Аршинов (1887—1938), идейный анархист и сподвижник Махно, с которым он познакомился ещё на каторге и который стал его наставником и учителем в анархизме. Махно и до того обращался к нему за советом в подобные сложных ситуациях.


Пётр Аршинов (1887—1938)

Сам Аршинов в своей книге «История махновского движения» даёт понять, что был в курсе относительно споров вокруг титула «Батьки»: «Известно, как много судачили большевики по поводу того, что крестьяне звали Махно “батько”». И рассказывает героическую легенду о том, при каких обстоятельствах Нестор Иванович получил это имя: в момент выступления его небольшого отряда (около 30 человек) против примерно тысячи хорошо вооружённых австрийцев и белых, у которых были «десятки пулемётов, сотни осёдланных лошадей» и т.д. И соратник Махно Феодосий Щусь, обращаясь к командиру, будто бы сказал: «Отныне ты над нами всеми будь батькой, а мы клянёмся умереть с тобою в рядах повстанчества». Аршинов добавляет к этому: «Здесь же весь отряд клятвенно постановил никогда не покидать рядов повстанчества, а Махно считать общим батькой всего революционного повстанчества».
Такие дела. :) Но запомним этот замечательный по форме и категорический по смыслу совет, который получил Махно от своих «лучших друзей»: «За вами идут массы! Они дали вам это имя, и вы его не отбрасывайте. Задачи слишком серьёзны...» Ведь в той или иной форме, конечно, не одному Нестору Ивановичу из числа революционеров ХХ века приходилось такой совет слышать...


Феодосий Щусь (1893—1921)


Рисунок Кукрыниксов со стихами Демьяна Бедного из альбома «Кого мы били»


Советская карикатура на Махно

(Продолжение следует).

ПОЛНОЕ ОГЛАВЛЕНИЕ СЕРИИ

Tags: История, Эволюция, переписка Энгельса с Каутским, революционеры
Subscribe

Posts from This Journal “Эволюция” Tag

promo maysuryan июнь 16, 2016 00:35 12
Buy for 10 tokens
СЕНТЯБРЬ. ОКТЯБРЬ. НОЯБРЬ ДЕКАБРЬ. ЯНВАРЬ. ФЕВРАЛЬ. МАРТ. АПРЕЛЬ. МАЙ. Несколько листков из советского и революционного календаря:
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 67 comments

Posts from This Journal “Эволюция” Tag