Александр Майсурян (maysuryan) wrote,
Александр Майсурян
maysuryan

Category:

ПИСЬМА ОБ ЭВОЛЮЦИИ (78). Из истории культов личности. Троцкий

Могут спросить: а был ли вообще культ личности Льва Троцкого в Советской России и СССР? Да, был, по крайней мере, складывался. А ещё были культы — поменьше по размаху и значимости — некоторых других деятелей, например, Григория Зиновьева и даже Михаила Томского, но их мы рассматривать здесь не будем. Да и рассмотрение культа личности Троцкого даст нам не так уж много для понимания закономерностей возникновения этого явления, но кое-какие любопытные штрихи позволит уяснить.
Для начала заметим, что культ часто или даже всегда рождается из своего рода шутки, гротескного преувеличения с оттенком юмора и иронии. Так было в древности, когда во время триумфов Юлия Цезаря солдаты одновременно распевали высмеивающие его стихи. А, скажем, в случае с Троцким это была очевидная параллель, снижающая и в то же время возвышающая этот образ: лев — Лев. Наиболее ярко, пожалуй, её выразил художник Виктор Дени (1893—1946), в рисунке «Лев Троцкий (по Брэму)»:



Сравнение любого деятеля со львом — несомненное возвеличивание и восхваление, но оно смягчается и уравновешивается юмором, иронией и потому, так сказать, глотается легко, воспринимается совершенно в порядке вещей.
А это стихи Мелитона Шишкина «Лев и львята» из журнала «Дрезина» за 1923 год. Здесь мы видим то же сравнение: Лев и лев. Товарищ Троцкий выступает на «празднике красной молодёжи»:
— «Эх, если б мне, — сказал он с жаром, —
Лет этак 20 скинуть с плеч!»
Слова исчезли в рёве звонком
Восторженных, польщённых душ:
— Лев Троцкий захотел быть львёнком!
Быть юношей — гордится муж!
............................................................
Но «тем не менее однако»
Мы Льву готовы возразить!
— Пусть голоса у юных — звонки,
Пусть каждый юноша — герой,
Но как ни дороги нам львёнки,
А лев дороже матерой!


И опять та же картина: читатель и улыбается, и при этом спокойно проглатывает наименование Льва Давидовича «матёрым львом», что есть несомненная похвала и возвышение.
А это другой рисунок Дени, издававшийся и в форме плаката. В журнале «Прожектор» 1923 года он был подписан «Советский календарь. Георгий победоносец (Л. Троцкий)»:


Дени. Советский плакат. 1918 год

Тут не скрывается, пусть и с оттенком юмора, следование традициям иконописи. И, возможно, присутствует расчёт, что крестьянин повесит этот плакат или вырезанную из журнала картинку на стену своей избы — рядом с иконами (недаром она так на них похожа!) или даже на их место. Примерно так, собственно, и происходило — вот фотография убранства «красного угла» крестьянской избы из того же журнала «Прожектор» за 1925 год. Правда, портрета именно Троцкого здесь нет. Характерно, что ближе всего к иконам — портрет Ильича в гробу, он наделён в глазах хозяина избы, так сказать, наибольшей святостью, а изображения живого Ильича и главы правительства Алексея Рыкова размещены чуть подальше.


«На грани двух миров. На нашей фотографии заснято убранство крестьянской избы, характерное для многих десятков тысяч. В первом углу избы ещё старое довлеет над новым. Здесь ещё ютятся иконы в то время, как левый угол украшен вождями нашей великой революции». Журнал «Прожектор». 1925 год

А по этому рисунку 1923 года мы видим, что церковные иконы и портреты вождей, включая Л.Д. Троцкого, зачастую и продавались в одном и том же магазине, за общим прилавком.


«Действительно универсальный магазин. В магазинах МПО продаются иконы, лампады и проч. наряду с портретами вождей революции». Рисунок Д. Мельникова. 1923 год

Вот ещё одобрительно-хвалебные рисунки со Львом Давидовичем из советской печати первой половины 20-х:


«Самый веский дипломатический аргумент Совроссии». Рисунок Б. Антоновского. 1923 год


Рисунок Б. Ефимова к 23 Февраля 1924 года. «К юбилею Красной Армии. Заслуженные артисты театра военных действий. Фрунзе, С.С. Каменев, Троцкий, Будённый и рядовой красноармеец». Характерно, что Троцкий изображён ростом выше всех других военачальников


«Обманчивая внешность. Кто этот мирный старичок? Это архимиллионер Джон Рокфеллер, — Угроза миру.
Кто этот воинственный человек? Это революционер Лев Троцкий, — Угроза войне». Рисунок К. Елисеева. Журнал «Красный перец», 1924 год.


Как относился к своему культу сам Троцкий? В общем-то, стандартно для большевиков. Из очерка художника Юрия Анненкова (1889—1974):
«В личной жизни Троцкий, несмотря на свою огромную популярность, оставался необычайно прост, приветлив и человечен. О кличках — «наш любимый вождь», «наш великий учитель», «любимый отец народов» и пр., которыми украшались коммунистические главари, — Троцкий сказал мне по-французски:
— Stupide exagration!
И по-русски:
— Пошлая, дурацкая театрализация».
Однако портреты Троцкого работы Ю. Анненкова сами отразили «культовые» черты.


Анатолий Луначарский: «Здесь конструктивист возобладал в Анненкове над реалистом. Это словно не портрет живого Троцкого, а рисунок, сделанный с какой-то очень талантливой гранитной статуи т. Троцкого. Нет, здесь уже нет ни капли ни доброты, ни юмора, здесь даже, как будто, мало человеческого. Перед нами чеканный, гранёный, металлически-угловатый образ, притом внутренне стиснутый настоящей судорогой воли. В профильном портрете, родственном известному монументальному анненковскому портрету т. Троцкого, к этому прибавлена ещё гроза на челе. Здесь т. Троцкий угрожающ. Анненков придаёт т. Троцкому люциферовские черты».

Конечно, когда политическое влияние Льва Давидовича стало падать, то и его почитание стало сворачиваться и угасать. Однако этот процесс шёл с изрядным отставанием. Участник левой оппозиции Виктор Серж описывал характерную сценку 1926 года, когда Лев Троцкий уже давно был в оппозиции и занимал невлиятельную должность главы Главконцесскома, но ходоки-крестьяне по-прежнему видели в нём главного вождя и текли к нему со своими просьбами: «В обширной приёмной Главконцесскома два бородатых крестьянина в овчинных тулупах и лаптях просили Сермукса, чтобы их принял Троцкий, которому они хотели рассказать о своей бесконечной тяжбе с властями далёкой деревни. «Раз Ленин умер, — упрямо повторяли они, — только товарищ Троцкий может решить по справедливости». «Он примет вас, — терпеливо отвечал Сермукс, элегантный и улыбающийся, — но он ничего уже не решает, он больше не член правительства»… Мужики качали головами, видимо, огорчённые попыткой уверить их, будто Троцкий больше ничего не решает».
Да что там говорить про 1926 год, если даже в 1931-м, по свидетельству корреспондентов «Бюллетеня оппозиции», какая-то крестьянка говорила: «Как Троцкий или Сталин статью написали, так полегчало». Речь шла, конечно, о статье И.В. Сталина «Головокружение от успехов».

(Продолжение следует).

UPD. В комментариях мне напомнили, что Лев Давидович был, видимо, первым из советских вождей, в чью честь назвали город — Гатчина в 1923 году стала Троцком. Может показаться удивительным, что исключённый из партии Л.Д. в 1928 году уже находился в ссылке в Алма-Ате, а город всё ещё гордо носил его имя. И лишь в 1929 году его переименовали.



ПОЛНОЕ ОГЛАВЛЕНИЕ СЕРИИ

Tags: История, Троцкий, Эволюция, переписка Энгельса с Каутским, революционеры
Subscribe

Posts from This Journal “Эволюция” Tag

Buy for 20 tokens
Удивительно тонкий киношный троллинг, в определенный момент фильма у людей появляется стойкое отвращение к нетрадиционным связям, однако возникает оно именно в самом конце, когда ваш мозг буквально вывернут наизнанку. История про нарушение не только личного пространства, но и... (фото: Яндекс…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments

Posts from This Journal “Эволюция” Tag