Александр Майсурян (maysuryan) wrote,
Александр Майсурян
maysuryan

Category:

К годовщине. Вышинский


Обложка журнала «Time» за 1947 год с портретом А.Я. Вышинского

10 декабря — день рождения Андрея Януарьевича Вышинского (1883—1954), прокурора и дипломата.
Меньшевик!.. Этого Андрею Януарьевичу никогда не забывали, ни друзья, ни враги.
Например, журнал Л.Д. Троцкого «Бюллетень оппозиции» писал о нём:
«Прокурором против Зиновьева, Каменева и др. старых большевиков выступал меньшевик Вышинский. После Февральской революции Вышинский... выступает, как оголтелый враг большевизма и Октябрьской революции... Он вступает в коммунистическую партию в 1920 году, когда советская власть одерживает свои победы, когда она стоит крепко и когда Вышинский, следовательно, уже ничем не рискует. [...] И этому человеку Сталин поручает обвинение старых большевиков! Бывший меньшевик, враг большевизма и Октября, требующий голов вождей большевизма и Октябрьской революции. Это ли не символ! Этим одним не сказано ли больше, чем всеми речами и резолюциями? Вышинский-то уж наверно хорошо себя чувствовал в качестве термидорианского мстителя большевизму.
Вышинский не исключение... В 1917 году в газете «Дни» (неточно, правильно «День». — А.М.) продажный желтый журналист Заславский с особой ненавистью травил Ленина и Троцкого, как немецких шпионов. Это про него Ленин неоднократно писал: «Заславский и другие негодяи», «наемное перо», «негодяй шантажа», «клеветник». Эти отзывы встречаются у Ленина десятки раз в его статьях за 1917 год. А кто сегодня пишет в «Правде» статьи, с травлей Троцкого, как агента Гестапо? Тот самый Заславский! Это ли опять-таки не символ?»


Юристы, участвовавшие в Батумском процессе 1902 года. На защиту манифестантов, которые организовали демонстрацию протеста на нефтяных заводах Ротшильдов, собрались именитые адвокаты России. Вторым справа сидит Александр Иогансен, за спиной которого стоит его помощник — присяжный поверенный Андрей Вышинский


Рисунок Бориса Ефимова. 1949 год. «На сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Не хватает красок, чтобы описать впечатление, произведённое выступлением тов. Вышинского на некоторых делегатов».


Рисунок Бориса Ефимова. 1947 год




Андрей Вышинский, Вячеслав Молотов, Андрей Громыко. Советские делегаты в ООН. Октябрь 1946

Вот один из эпизодов красноречия Андрея Януарьевича на процессе Зиновьева и Каменева в августе 1936 года, который завершился расстрелом всех 16-ти подсудимых. Дело в том, что в 1934 году под редакцией Каменева вышла книжка Никколо Макиавелли (1469—1527), мыслителя и государственного деятеля Флорентийской республики. Вот как выглядела эта книжка:


Советское издание сочинений Макиавелли, подготовленное в 1934 году главой издательства «Academia» Львом Каменевым, с его предисловием. Говорят, что один из экземпляров Каменев преподнёс Сталину, который тоже был внимательным читателем итальянца. К сожалению, пометки Сталина на полях книги Макиавелли до сих пор не опубликованы

Предисловие к книжке написал Лев Борисович Каменев. В нём он, как это и было принято у марксистов, высоко оценивал флорентийского мыслителя:
«Этот секретарь флорентийских банкиров и их посол при папском дворе — вольно или невольно — создал снаряд громадной взрывчатой силы, который в течение веков беспокоил умы господствующих... Этот слуга флорентийской олигархии не боялся смотреть политической действительности своего времени прямо в глаза и своим пером издырявил вконец — хоть брось! — все широковещательные знамена и трухлявые тряпки, которыми можно было бы прикрыть ожесточенную свалку его хозяев, боровшихся за власть над трудящейся массой. Своей пятилистной книжкой он сразу сделал смешными почтеннейших докторов, авторов бесчисленного количества богословско-нравственно-политических трактатов, посвященных познанию сущности политической власти и переполненных ссылками на философию Аристотеля, законодательство Моисея и заповеди апостола Павла.
Это было великолепно по своей обнажённой правдивости — и потому страшно. Попы, придворные, государствоведы и короли бросились опровергать секретаря флорентийской олигархии. Чем ближе их практика подходила к наблюдениям Макиавелли, тем решительнее опровергали они его формулы. Секретарь ордена иезуитов 1 честил его «диавольским сосудом преступлений», «писателем нечестивым и безбожным». Апологеты абсолютной монархии находили его рассуждения безнравственными и жестокими и полагали, что вообще «никогда не существовало человека, который до такой степени был бы погружен в омут пороков, как этот флорентиец». Представитель безудержного деспотизма, прусский король Фридрих, так называемый «Великий», написал «Анти-Макиавелли». Имя Макиавелли было обращено теми, кто заинтересован в сокрытии подлинного характера власти в феодальном и буржуазном обществе, в нарицательное обозначение политического цинизма.


Никколо Макиавелли. Художник Санти ди Тито

Между тем цинизм не в словах Макиавелли, а в том, что этими словами описано. Безнравственность, преступность, жестокость книги Макиавелли о «Князе» исчерпывается тем, что он в ней решился — употребляя выражение Лассаля — aussprechen was ist, высказать то, что есть. И если картина отношений господства в феодальном и буржуазном обществе, выступающая со страниц Макиавелли, не могла не вызвать возмущения и негодования господствующих, но зато она не могла не привлечь и внимания тех, кто в той или другой степени был склонен отнестись к ней критически». В подтверждение этого Каменев цитировал Ф. Бэкона и Гегеля, Маркса и Энгельса.

Однако ещё интереснее вышло продолжение...
В августе 1936 года начался судебный процесс, на котором Каменева изображали примерно так (рисунок из советской печати тех дней, тут он нарисован слева рядом с Троцким и Зиновьевым):



При подготовке процесса книжка Макиавелли с предисловием Каменева привлекла внимание государственного обвинителя Андрея Вышинского. И в своей обвинительной речи он решил хорошенько оттоптаться на ней. Вот что он, в частности, сказал:

«Я позволю себе сослаться на одну книжку Макиавелли (том I-й). Она издана в 1934 году издательством «Академия», которым руководил тогда Каменев, с предисловием Каменева. Очень интересная книга. Она была написана в XVI веке. Автор написал эту книгу для князя, поучая его науке управления государством, в соответствии с его княжескими интересами. Макиавелли писал: «Вы должны знать, что бороться можно двояко: один род борьбы — это законы, другой — сила; первый свойствен человеку, второй — зверю. Так как, однако, первого очень часто недостаточно — приходится обращаться ко второму. Следовательно, князю необходимо уметь хорошо владеть природой как зверя, так и человека».
Каменеву это очень понравилось, и он написал в кратком предсловии к этой книге несколько следующих интереснейших слов: «Мастер политического афоризма и блестящий диалектик...» (Это Макиавелли, по Каменеву, диалектик! Этот прожжённый плут оказывается диалектиком!). «Мастер политического афоризма...» Хорош афоризм! Макиавелли писал: действовать при помощи закона — это свойственно людям, при помощи силы — это свойственно зверю; следуй этой звериной политике, и ты, — говорит Макиавелли, — достигнешь своих целей. И это подсудимый Каменев называет «мастерством политического афоризма»... Хорош у вас, Каменев, был учитель, но вы (в этом надо вам отдать должное) превзошли своего учителя... Вы, Каменев, перенесли эти правила Макиавелли и развили их до величайшей беспринципности и безнравственности, модернизировали и усовершенствовали их.
Я вас не прошу, товарищи судьи, рассматривать эту книгу в качестве одного из вещественных доказательств по данному делу... Я просто счёл необходимым... показать тот идейный источник, которым питались в это время Каменевы и Зиновьевы, пытающиеся ещё и сейчас на процессе сохранить благородный вид марксистов, умеющих мыслить и рассуждать в соответствии с принципами марксизма.
Бросьте эту шутовскую комедию. Откройте, наконец, и до конца свои настоящие лица. Здесь о книге Макиавелли Каменев говорит, как о снаряде огромной взрывчатой силы. Очевидно, Каменев и Зиновьев хотели воспользоваться этим снарядом, чтобы взорвать и наше социалистическое отечество. Просчитались. И хотя Макиавелли перед ними щенок и деревенщина, но всё же он был их духовным наставником».

Конечно, для Каменева на процессе, завершившемся его расстрелом, были предметы и поактуальнее Макиавелли и он никак не стал поддерживать эту тему. А вот журнал Льва Троцкого «Бюллетень оппозиции» не преминул её осветить.

Из «Бюллетеня оппозиции»:
«Прокурором против Зиновьева, Каменева и др. старых большевиков выступал меньшевик Вышинский... После Февральской революции Вышинский... выступает, как оголтелый враг большевизма и Октябрьской революции... И этому человеку Сталин поручает обвинение старых большевиков! Бывший меньшевик, враг большевизма и Октября, требующий голов вождей большевизма и Октябрьской революции. Это ли не символ! Этим одним не сказано ли больше, чем всеми речами и резолюциями? Вышинский то уж наверно хорошо себя чувствовал в качестве термидорианского мстителя большевизму. [...]
В своей речи он имеет неосторожность пуститься в историческое исследование. Чтобы изобличить Каменева, Вышинский рассказывает, что издавая книгу Макиавелли «Каменев написал в кратком предисловии к этой книге…: «Мастер политического афоризма и блестящий диалектик». И Вышинский прибавляет: «Это Макиавелли по Каменеву диалектик, этот прожжённый плут оказывается диалектиком».
Приведём о Макиавелли отзывы других людей, произведения которых пока ещё не запрещены в СССР, но чьи революционные последователи там расстреливаются. Мы имеем в виду Маркса и Энгельса. Об истории Флоренции Макиавелли Маркс отзывается как о «мастерском произведении» (в письме к Энгельсу). Энгельс со своей стороны писал: «Макиавелли был государственным деятелем, историком, поэтом и кроме того первым достойным упоминания военным писателем нового времени». В статье в «Кельнише Цайтунг» (№ 179), Маркс упоминает Макиавелли — наряду со Спинозой, Руссо, Гегелем — как открывшего законы государства, проводя параллель между этим открытием и открытием Коперника! Существуют и другие восторженные отзывы Маркса о Макиавелли; имя его очень часто встречается в их переписке.
Непохоже, чтобы Маркс и Энгельс считали Макиавелли «прожжённым плутом». Но и «прожжённого плута» Вышинскому недостаточно. В качестве уголовного преступника «Макиавелли перед ними (Зиновьевым и Каменевым) щенок и деревенщина!» Каково! И этот надутый дурак-прокурор просит судей не рассматривать предисловия Каменева к книге Макиавелли «в качестве одного из вещественных доказательств» (хотя оных у Вышинского не так уж много).
Оценка Каменевым Макиавелли «имеет — по словам Вышинского — некоторое значение для определения морального, если угодно, идеологического уровня обвиняемого Каменева». «Моральный и, если угодно, идеологический уровень» — но чей? На этом одном примере Вышинский полностью обнаруживает свой собственный «идеологический уровень», поскольку это выражение вообще применимо к такого рода субъекту».


Л. Троцкий решил выступить в защиту Макиавелли в своём журнале. Цветное фото 1940 года

Tags: Даты, История, СССР, личности, революционеры
Subscribe

Posts from This Journal “революционеры” Tag

promo maysuryan june 16, 2016 00:35 11
Buy for 10 tokens
ЯНВАРЬ. ФЕВРАЛЬ. МАРТ. АПРЕЛЬ. МАЙ. ИЮНЬ. ИЮЛЬ. АВГУСТ. СЕНТЯБРЬ. ОКТЯБРЬ. НОЯБРЬ. ДЕКАБРЬ. РОССИЯ ДО ХХ ВЕКА. ЭПОХА НИКОЛАЯ II. 1917 ГОД. ЭПОХА ЛЕНИНА. ЭПОХА СТАЛИНА. ЭПОХА ХРУЩЁВА. ЭПОХА БРЕЖНЕВА. ЭПОХА ГОРБАЧЁВА. ЭПОХА ЕЛЬЦИНА Несколько листков из советского и…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 61 comments

Posts from This Journal “революционеры” Tag