Александр Майсурян (maysuryan) wrote,
Александр Майсурян
maysuryan

Category:

ПИСЬМА ОБ ЭВОЛЮЦИИ (84). "Большой Конвент"


Плакат 1919 года «Совет Народных Комиссаров», фотографии колорированы. Так выглядел руководящий штаб красного «Конвента» в начале революции. Верхний ряд: Ленин, Калинин, Троцкий. Второй ряд: Рыков, Дзержинский, Чичерин, Луначарский. Третий ряд: Семашко, Курский, Крестинский, Шмидт

Марксистский анализ истории Великой Французской революции привычно раскладывает Конвент на группы и фракции, выражавшие в революции интересы различных классов французского общества. Гора против Жиронды, затем дантонисты против эбертистов, термидорианцы против Робеспьера, наконец, левая «Вершина», остаток былой Горы, против правых термидорианцев. Всё детально разложено по полочкам, отпрепарировано с классовой точки зрения, причём сделано это ещё классиками марксизма.
Если же брать российскую (советскую) революцию и контрреволюцию, то такой классовой ясности как будто нет. Да и был ли здесь свой Конвент, то есть революционный парламент?
Начнём с того, что Конвент всё-таки был, и были различные представленные в нём классы. Очень недолго, до 6 июля 1918 года, пока кипела борьба рабочего класса (представленного большевиками) и мелкой буржуазии (представленной левыми эсерами и меньшевиками), эту роль играл Всероссийский съезд Советов. А затем это учреждение, как до него Учредительное Собрание, не выдержало вулканической температуры революции и треснуло, а роль главного революционного парламента перешла к более огнеупорному собранию — съезду правящей партии, РКП(б).


Лидеры одного из первых расколов в советском Конвенте, в июле 1918 года (Владимир Ленин и Мария Спиридонова). В истории французского Конвента точной аналогии этого раскола мне найти не удалось

Причём этот факт — что съезд партии занял место фактического парламента страны — современниками осознавался. Отсюда, между прочим, происходит шутка оппозиции начала 30-х годов, что «Сталин меньше считается со съездом ВКП(б), чем Николай II — с Государственной Думой». Заметим, что эта роль, партийного парламента, отчасти сохранялась за съездом до самого конца СССР, хотя и переходила в 50-60-е годы к ЦК партии (когда ЦК смещал в 1957 году большинство Политбюро, а затем, в 1964-м, и самого Первого секретаря ЦК). Например, во все времена, и при Сталине, и при Брежневе, члены Политбюро на съездах при выборах ЦК неизменно получали сколько-то голосов «против», и хотя широко это не оглашалось, но участникам съездов становилось известно, и этому (числу голосов, поданных «против») придавалось немалое значение.
Но нас сейчас интересует всё-таки не съезд и не ЦК, которые можно было бы назвать «малыми Конвентами» СССР. Более интересно то, что следовало бы назвать «Большим Конвентом», а это не что иное, как весь руководящий слой СССР в целом. То есть то, что принято называть «бюрократией» или даже «номенклатурой», которой буржуазные историки нередко приписывают роль «нового класса». Забывая, что собственных классовых интересов у бюрократии нигде нет, она всегда служит реальным правящим классам. И свет ещё не видывал таких «классов», которые добровольно уступили бы место другим классам. В СССР, как и везде, бюрократия классом не была (на эту тему, кстати, шёл острый спор между Троцким и некоторыми его последователями, пытавшимися этот факт опровергнуть). Как и интеллигенция, бюрократия была неоднородной «прослойкой», и вмещала в себя весьма пёстрые группы, тяготевшие к разным социальным классам и силам. И именно в этом смысле её можно уподобить Конвенту — поскольку она, как и Конвент, представляла интересы разных общественных классов.
«Большой Конвент» 20-х и 30-х годов мы уже в этом смысле разложили по полочкам в предыдущих постах данной серии. Буквально нечего добавить к приводившейся здесь классовой характеристике Троцкого, которую он давал правой, бухаринской фракции этого Конвента: «Непосредственно за Рыковым стоят те, которые, как признала уже однажды «Правда», хотят жить в мире со всеми классами, то есть хотят заново приучать рабочего, батрака и бедняка мирно подчиняться «хозяину». Дальше, в следующем ряду, стоит уже отъевшийся «хозяйчик», жадный, нетерпеливый, мстительный, с засученными рукавами и с ножом за голенищем. А за хозяйчиком, по ту сторону границы, стоит «настоящий» хозяин, с дредноутами, авионами и фосгеном... Вот какова сейчас расстановка фигур, вот какова подлинная классовая механика!»



Лидеры раскола в советском «Конвенте» 1924-1927 годов: Иосиф Сталин (на заседании XV съезда партии) и Лев Троцкий. Аналогия в истории французского Конвента: центристы (робеспьеровцы) и левые якобинцы (эбертисты)

Остальные фракции Большого Конвента, то есть центристы (сталинцы) и левые (троцкисты) представляли интересы разных групп рабочих и крестьян. Причём в нём были представлены, как минимум, две большие социальные группы рабочего класса — более старая, так называемые «сознательные пролетарии», поддержавшие революцию в её первые, решающие годы. И более молодая, а в классовом смысле и более сырая часть рабочего класса — «выдвиженцы», основу которой составлял «ленинский призыв» 1924 года и пришедшие вслед за ним. (Типичным представителем этой группы был, между прочим, Л.И. Брежнев, и совсем не случайно именно он возглавил государство с 1964 года). Наконец, в 30-е годы «Большой Конвент» пополнился огромным количеством крестьянских выдвиженцев. (Характерно, что это пополнение с удовлетворением приветствовала... левая эсерка Мария Спиридонова, остававшаяся до конца жизни в «неразоружившейся оппозиции» большевикам, она писала в 1930-е годы (выделение моё): «Уже в 30-м году я стала видеть, что из основных моментов, деливших нас, а именно подмена Соввласти комвластью, как я писала в подпольной газете труда в 20-м году, этот момент уходит в историю, и широкие слои масс входят в правящий аппарат»). До самой вершины власти это поколение доросло только к 80-м годам, и наиболее яркими его представителями оказались М.С. Горбачёв и Б.Н. Ельцин.
Как уже указывалось в предыдущих постах, именно с этим разбавлением «Большого Конвента» крестьянскими выдвиженцами связаны существенные перемены в политике и идеологии СССР, определившиеся примерно с 1935 года. Напомню, что мы их обозначили словом «преемственность», подходящим и для других эволюционных процессов. Новая культурная, художественная, литературная, историческая, да и всякая иная политика в СССР должна была отвечать произошедшим важным классовым передвижкам. Тем, что вышедшие из крестьянства «широкие слои масс вошли в правящий аппарат». Как часть этих перемен, в 1937-1938 годах правый (бухаринский) и левый (троцкистский) фланги «Большого Конвента», даже «разоружившиеся», оказались под ударом и по сути были сметены с политической сцены.
Но значило ли это, что к концу 40-х годов Большой Конвент был един и однороден, и говорить о правом и левом флангах в нём потеряло смысл? Конечно, нет. Как в предтермидорианском Конвенте Франции за фасадом внешнего единства подспудно назревал Термидор и все последующие бурные события, так же обстояло дело и здесь.


Так выглядел штаб мирового комдвижения в 1953 году. Китайский плакат. 1 ряд — И. В. Сталин, Мао Цзэдун. 2 ряд — Морис Торез, Вильгельм Пик, Хо Ши Мин, Ким Ир Сен, Клемент Готвальд, Болеслав Берут. 3 ряд — Уильям Фостер, Юмжагийн Цэдэнбал, Пальмиро Тольятти, Матьяш Ракоши, Вылко Червенков, Георге Георгиу-Деж. 4 ряд — Долорес Ибаррури, Кюити Токуда, Энвер Ходжа, Гарри Поллит.

Прежде всего, на смену ушедшим «бухаринским» правым стала зреть новая, не менее серьёзная правая фракция (которая в конечном счёте и одержала верх в 80-е годы, причём на какой-то момент, в 1988 году, она выглядела как «необухаринцы»). Выражавшая ещё более явно и чётко интересы буржуазии (да-да). Причём в значительной степени буржуазии внешней, «по ту сторону границы», поскольку внутри СССР буржуазия, кроме мелкой, почти отсутствовала как класс. Такое утверждение (про наличие правой фракции в руководящем слое СССР) может показаться парадоксальным и необоснованным, но ещё раз приведу свидетельство тогдашнего «стиляги» Василия Аксёнова (выделение моё):
«В 1952 году девятнадцатилетним провинциальным студентом случилось мне попасть в московское «высшее общество». Это была вечеринка в доме крупнейшего дипломата, и общество состояло в основном из дипломатических отпрысков и их «чувих»... Девушка, с которой я танцевал, задала мне страшный вопрос:
– Вы любите Соединённые Штаты Америки?..
Я промычал что-то нечленораздельное...
– Я люблю Соединённые Штаты Америки! – Девушка, которую я весьма осторожно поворачивал в танце, с вызовом подняла кукольное личико. – Ненавижу Советский Союз и обожаю Америку!
Потрясённый таким бесстрашием, я не мог и слова вымолвить. Она презрительно меня покинула. Провинциальный стиляжка «не тянет»!
...Наша компания в Казани тоже изо всех сил тянулась к этой моде. Девушки вязали нам свитера с оленями и вышивали галстуки с ковбоями и кактусами, но всё это было подделкой, «самостроком», а здесь всё было настоящее, американское.
– Вот это класс! – сказал я своему товарищу, который привёл меня на вечеринку. – Вот это стиляги!
– Мы не стиляги, – высокомерно поправил меня товарищ. Он явно играл здесь второстепенную роль, хотя и старался вовсю соответствовать. – Мы – штатники!
Это был, как выяснилось, один из кружков московских американофилов. Любовь их к Штатам простиралась настолько далеко, что они попросту отвергали всё неамериканское, будь то даже французское. Позором считалось, например, появиться в рубашке с пуговицами, пришитыми не на четыре дырочки, а на три или две. «Эге, старичок, – сказали бы друзья-штатники, – что-то не клёво у тебя получается, не по–штатски»...
Та вечеринка завершилась феерическим буги-вуги с подбросами. Я, конечно, в этом не принимал участия, а только лишь восторженно смотрел, как взлетают к потолку юбки моей недавней партнёрши. Под юбками тоже всё было настоящее! Впоследствии я узнал, что девчонка была дочерью большого кагэбэшника. В разгар холодной войны Соединенные Штаты и не подозревали, сколько у них поклонников среди правящей советской элиты». Обратим внимание, что это ещё последние сталинские годы, ХХ съезд партии даже не собирался. Как это часто бывало в истории, в частности, в годы французского Термидора, «золотая молодёжь» выступала в роли пробивного реакционного авангарда, дерзко говорила и открыто делала то, что не решались публично заявить и сделать её отцы.
На крайне левом фланге «Большого Конвента» находились уцелевшие в ходе внутренней борьбы 1923-1938 годов «марксисты-идеалисты» (пользуясь метким словечком, услышанным Светланой Аллилуевой в 1940-е годы). К ним можно отнести и «молотовскую группу», лидеры которой были выведены в 1957 году из Политбюро, а в 1961-м — и из партии, но всё же до конца не утратили своё влияние и позже. Роль центристов перешла в 1960-е годы к поколению «выдвиженцев», ярким представителем которого был Брежнев. «Марксистами-идеалистами» люди этого поколения уже не были, да и в марксизме они разбирались откровенно слабо. Известны слова Сталина (в передаче Дмитрия Шепилова), которые он говорил именно об этом поколении: «Разве наши люди знают экономическую теорию? Ни черта они не знают. Старики знают — старые большевики. Мы «Капитал» штудировали. Ленина зубрили. Записывали, конспектировали. Нам в этом тюрьмы, ссылки помогли; хорошими учителями были. А молодые кадры? Они же Маркса и Ленина не знают. Они по шпаргалкам и цитатам учатся...» Д. Шепилов: «Сталин несколько раз в очень энергичных выражениях говорил, что вопрос стоит именно так: «либо – либо». Либо наши люди овладеют марксистской экономической теорией, и тогда мы выйдем победителями в великой битве за новую жизнь. Либо мы не сумеем решить этой задачи, и тогда – смерть! Он вынул изо рта трубку и несколько раз сделал резкие движения у горла, словно перерезая его».


Лидеры одного из последних открытых расколов в советском «Конвенте», 1957 года – Никита Хрущёв и Вячеслав Молотов. Аналогия во французской истории – якобинская «Вершина» против правых термидорианцев

Известна и фраза самого Брежнева, что он просил не вставлять в его речи цитаты Маркса: «Ну, кто же поверит, что Лёня Брежнев читал Маркса?». (По другой версии, он сказал это про Гегеля). Тем не менее кое-что важное из советских и даже марксистских ценностей в мировоззрении этого поколения сохранялось незыблемым: прежде всего, понимание особой роли рабочего класса в существовании СССР. Мы можем судить об этом по словам того же Л.И. Брежнева в 1970 году, в период конфликта между рабочим классом и польским правительством Гомулки: «В Чехословакии бузила интеллигенция, а здесь протестует рабочий класс. Это принципиально меняет дело... Мы не можем, не имеем права быть на стороне тех, кто расстреливает рабочих». Кстати, случайно ли, что именно Польша, где отчуждение рабочих от государственной власти зашло дальше всего, стала в 80-е годы первой страной социализма, где стартовала контрреволюция?
Весьма очевидной и не требующей здесь, думается, отдельного подробного анализа, представляется расстановка сил внутри советской интеллигенции, которая тоже была неоднородной «прослойкой» и, как зеркало, отражала весь перечисленный расклад социальных сил и его подвижки. Среди интеллигенции были и отдельные немногочисленные левые, такие, как И.А. Ефремов, наследники «марксистов-идеалистов», но с 1965 года всё более усиливались правые (среди которых были как либералы, вроде А.Д. Сахарова, так и консерваторы, как А.И. Солженицын — но оба течения в равной степени служили буржуазии, а с 70-х годов даже и не особо это скрывали). Ровно тот же самый процесс, только не столь открыто, происходил и в руководящем слое СССР.
Довольно интересный вопрос представляют собой экономические взгляды «правой фракции» Большого Конвента, а также и её взаимоотношения с зачатками буржуазии внутри СССР. Как с этим обстояло дело в 1950-1980-е годы?

(Продолжение следует)

ПОЛНОЕ ОГЛАВЛЕНИЕ СЕРИИ

Tags: История, СССР, Сталин, Троцкий, Эволюция, переписка Энгельса с Каутским
Subscribe

Posts from This Journal “Эволюция” Tag

promo maysuryan june 16, 2016 00:35 10
Buy for 10 tokens
ЯНВАРЬ. ФЕВРАЛЬ. МАРТ. АПРЕЛЬ. МАЙ. ИЮНЬ. ИЮЛЬ. АВГУСТ. СЕНТЯБРЬ. ОКТЯБРЬ. НОЯБРЬ ДЕКАБРЬ. Несколько листков из советского и революционного календаря (под большинством листков — статьи по темам):
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments

Posts from This Journal “Эволюция” Tag