Александр Майсурян (maysuryan) wrote,
Александр Майсурян
maysuryan

Categories:

74 года назад. Почему СССР-1941 был ближе к Западу, чем Россия-2015?


"Как мы себя чувствуем сегодня?". "Панч", Лондон

Из речи Уинстона Черчилля по радио 22 июня 1941 года:
"В 4 часа этим утром Гитлер напал на Россию. Все его обычные формальности вероломства были соблюдены со скрупулёзной точностью. Между странами действовал торжественно подписанный договор о ненападении. Германия не высказала ни единой претензии по поводу его невыполнения. Под прикрытием его ложных гарантий, немецкие войска выстроили свои огромные силы в линию, протянувшуюся от Белого до Чёрного морей, и их военно-воздушные силы и бронетанковые дивизии медленно и методично заняли позиции.
Затем внезапно, без объявления войны, даже без ультиматума, немецкие бомбы упали с неба на русские города, немецкие войска нарушили русские границы, и часом позже посол Германии, который буквально накануне щедро расточал русским свои заверения в дружбе и чуть ли не союзе, нанёс визит русскому министру иностранных дел и заявил, что Россия и Германия находятся в состоянии войны.
Таким образом, повторилось в гораздо большем масштабе циничное надругательство над всеми признанными международными соглашениями и доверием международного сообщества, которое мы наблюдали в Норвегии, Дании, Голландии, Бельгии, и которое Муссолини, пособник и шакал Гитлера, преданно сымитировал в случае с Грецией.
Всё это не стало для меня неожиданностью. На самом деле, я чётко и ясно предупреждал Сталина о предстоящих событиях. Я предостерегал его, как до этого предостерегал других. Остаётся только надеяться, что мои сигналы не были оставлены без внимания.
Всё, что я знаю на текущий момент — русский народ защищает свою родную землю и его лидеры призвали к сопротивлению до последнего. [...]
Гитлер — это злобный монстр, ненасытный в своей жажде крови и грабежа. Не удовлетворившись тем, что вся Европа либо находится под его пятой, либо запугана до состояния униженного повиновения, он теперь хочет продолжить бойню и опустошение на бескрайних пространствах России и Азии. Ужасная военная машина, которую мы и остальная часть цивилизованного мира так глупо, так вяло, так бессмысленно позволили нацистским гангстерам создавать почти с нуля год за годом — эта машина не может простаивать, дабы не заржаветь и не распасться на части. Она должна находиться в постоянном движении, перемалывая человеческие жизни и растаптывая дома и неотъемлемые права сотен миллионов людей.
Более того, её нужно кормить не только плотью, но и нефтью. Так что теперь этот кровожадный низменный тип запускает свои механизированные армии на новые поля резни, грабежа и опустошения. Как ни бедны русские крестьяне, рабочие и солдаты, он должен украсть их хлеб насущный. Он должен разорить их пашни. Он должен отнять у них нефть, которая приводит в движение их плуг, и таким образом навлечь голод, примеров которому не знала история человечества. [...]
Никто не был более стойким противником коммунизма в течение последних 25 лет, чем я. Я не возьму обратно ни одного сказанного о нём слова. Но всё это бледнеет перед зрелищем, разворачивающимся сейчас.
Прошлое, с его преступлениями, безумствами и трагедиями, отступает. Я вижу русских солдат, как они стоят на границе родной земли и охраняют поля, которые их отцы пахали с незапамятных времён. Я вижу, как они охраняют свои дома; их матери и жёны молятся — о да, потому что в такое время все молятся о сохранении своих любимых, о возвращении кормильца, покровителя, своих защитников.
Я вижу все десять тысяч русских деревень, где средства к существованию с таким трудом вырывались у земли, но там также существуют исконные человеческие радости, смеются девушки и играют дети, и на всё это наступает в отвратительной, бешеной атаке нацистская военная машина со своими щёлкающими каблуками, бряцающими оружием, одетыми с иголочки прусскими офицерами, с её искусными тайными агентами, только что усмирившими и связавшими по рукам и ногам десяток стран. Я также вижу тупую, вымуштрованную, послушную и свирепую массу гуннской солдатни, которая медленно и тяжело надвигается, словно рой ползущей саранчи. Я вижу в небе германские бомбардировщики и истребители, ещё не оправившиеся от многочисленных британских ударов, и радующихся тому, что нашли по их мнению более лёгкую и верную добычу. И вдали за этими свирепыми взглядами, за этой бурей я вижу кучку мерзавцев, которые спланировали, организовали и напустили на человечество эту лавину бедствий. [...]
У нас лишь одна-единственная цель и одна неизменная задача. Мы полны решимости уничтожить Гитлера и все следы нацистского режима. Ничто не сможет отвратить нас от этого. Ничто. Мы никогда не станем договариваться, мы никогда не станем обсуждать условия с Гитлером или с кем-либо из его шайки. Мы будем сражаться с ним на суше, мы будем сражаться с ним на море, мы будем сражаться с ним в воздухе, пока с Божьей помощью не избавим землю от его тени и не освободим народы от его ига.
Любой человек или государство, борющиеся против нацизма, получат нашу помощь. Любой человек или государство, марширующие с Гитлером — наши враги. [...]
Следовательно, мы должны оказать России и русскому народу всю помощь, какую только сможем. Мы должны призвать всех наших друзей и союзников во всех частях света придерживаться аналогичного курса и проводить его так же стойко и неуклонно, как это будем делать мы, до самого конца.
Мы уже предложили правительству Советской России любую техническую или экономическую помощь, которую мы в состоянии оказать и которая может быть ему полезной. Мы будем бомбить Германию и днём и ночью, в нарастающем масштабе, сбрасывая на них из месяца в месяц всё более тяжёлые бомбы, чтобы немецкий народ сам отведал с каждым месяцем всё более острую порцию тех несчастий, которые они обрушили на человечество. [...]
Поэтому опасность, грозящая России — это угроза нам и угроза Соединённым Штатам, и точно так же дело каждого русского, который сражается за свой дом и очаг — это дело всех свободных людей и народов во всех частях земного шара.
Так давайте выучим уроки, которые нам уже преподал жестокий опыт. Удвоим наши старания и ударим с объединённой силой, пока мы живы и можем бороться."


Не парадокс ли — в 1941 году Советский Союз по своему внутреннему устройству был вроде бы гораздо дальше от Англии и Америки, нежели нынешняя Россия, пережившая два или даже три победоносных либеральных переворота (августа и декабря 1991-го и октября 1993-го годов). И тем не менее в июне 1941 года консервативный британский лидер говорил о помощи и поддержке России, а сейчас все разговоры на Западе идут исключительно о переиздании "холодной войны". Интересно, почему так?
Ответ очень простой: те, кто в СССР, а потом на его руинах мечтали и продолжают упорно мечтать вписаться в "свободный мир", не понимают простой, даже элементарной вещи: этот мир — РЫНОЧНЫЙ. Он построен на конкуренции. Это, кажется, азбука? Ну, так надо её, наконец, понять. Никому не нужны бессмысленные убожества никчемушники с Востока, уныло твердящие: я хочу быть, как вы, о, несравненные и досточтимые белые сагибы, я хочу так же вкусно кушать, как кушаете вы, так же красиво одеваться, как одеваетесь вы, мчаться на таких же сияющих повозках, как мчитесь вы, и так же прекрасно жить, как живёте вы, и поэтому я готов беспрекословно целовать вам всё, что вы укажете, с нелицемерным усердием. А ведь все наши либералы и "лево"-либералы, навальные и ходорковские, вся постсоветская оранжевая плесень — именно такие никчёмные ничтожества. В. И. Ульянов-Ленин высказывался о таких отечественных горе-либералах с уничтожающим презрением: "Голый дикарь, который оденет себе на голову цилиндр и вообразит себя поэтому европейцем, будет довольно смешон".

Но западный мир — это рынок. На нём шла, идёт и будет идти конкуренция проектов, и весьма жёсткая. Приходить туда имеет смысл только с собственным проектом, причём не местным провинциальным, а общемировым. Ни у нынешней правой власти, ни у правой оппозиции нет никакого своего проекта, и уж тем паче глобального. Весь их "проект" — так или эдак "вписаться" в западный мир, либо целиком, либо по частям, — тушкой, чучелком или хотя бы в виде отдельных органов, если иначе не берут... И ни на что большее и лучшее они и не рассчитывают.
(Изумительное по откровенности и какому-то сверхъестественному простодушию заявление верховного главы этой власти, сделанное на днях: "Вы говорите об агрессивном характере нашего поведения. Вы неправы. Мы не ведём себя агрессивно. Мы долгое время, можно сказать десятилетия, спокойно молчали и предлагали всякие элементы сотрудничества, но постепенно нас всё отжимали и отжимали — поджали к такой черте, за которую дальше мы не можем отступить". Хе-хе-хе, а вы чего же ждали? Что рыночные конкуренты из того самого буржуазного мира, где "человек человеку волк", о чём вы сами ещё с пионерско-комсомольских лет беспрестанно твердили, вдруг оценят ваше умение отступать и уступать им без боя, расчувствуются, прослезятся и устроят вам райскую жизнь? Но где и когда так бывало?).
А нужен проект общемирового значения, вот примерно такой, каким был красный революционный проект в 1917 году. И при этом нечего надеяться, что торговцы, которые уже поделили между собой все тёплые места, примут новичка с распростёртыми объятиями. Каким бы гениальным и блестящим ни был его проект. Наоборот, чем замечательнее он будет, тем более враждебная встреча ему гарантирована. Его примут в штыки, попытаются размазать морально, а затем уничтожить и физически. И только если он устоит, выдержит их атаку, как выдержала Советская Россия к 1922 году "поход четырнадцати держав" (это слова того же Черчилля), они готовы будут признать в нём достойного соперника, — а потом, глядишь, даже и союзника, как в 1941-м. Но и тут не стоит расслабляться — как известно, у Британии (как и у любой буржуазной страны) "нет постоянных врагов, нет постоянных друзей, у неё есть только постоянные интересы"...





Tags: История, СССР, антифашизм, аццкие большевики
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo maysuryan июнь 16, 2016 00:35 10
Buy for 10 tokens
ЯНВАРЬ. ФЕВРАЛЬ. МАРТ. АПРЕЛЬ. МАЙ. ИЮНЬ. ИЮЛЬ. АВГУСТ. СЕНТЯБРЬ. ОКТЯБРЬ. НОЯБРЬ ДЕКАБРЬ. ЭПОХА ХРУЩЁВА. ЭПОХА БРЕЖНЕВА. ЭПОХА ГОРБАЧЁВА. ЭПОХА ЕЛЬЦИНА Несколько листков из советского и революционного календаря (под большинством листков — статьи по темам):…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment