Александр Майсурян (maysuryan) wrote,
Александр Майсурян
maysuryan

Categories:

Дело Ильи Романова. Шитьё терроризма по-нижегородски и "некая Антония Негри"

Новости по делу Ильи Романова. В Москве 20 июня возле станции метро "Третьяковская" прошёл пикет в защиту политзаключённых. Пикет был организован коммунистическими организациями Москвы — ОКП, РОТ-Фронт, СКМ, Левый Фронт, Трудовая Россия и другими, и был весьма радушно встречен прохожими и жителями района, которые не только выражали своё согласие с участниками акции, но и сами становились рядом с активистами за растяжки в защиту политзаключённых. Другие прохожие собирались напротив, образуя своеобразную зеркальную солидарность — их было ничуть не меньше.
Два огромных баннера — "В защиту политзаключённых", "Свободу узникам 6 мая!", плакаты в защиту нижегородского заключённого, левого активиста Ильи Романова, чьё дело в этом месяце передано в суд, в защиту уже осуждённых лётчиков, активистов Шереметьевского профсоюза (ШПЛС) — Шляпникова, Кнышова и Пимошенко, были подняты плакаты с фотографиями людей, осуждённых в связи с событиями 6 мая — Сергея Удальцова, Леонида Развозжаева, Алексея Полиховича, Андрея Барабанова.
Участники пикета скандировали их имена, требуя свободы для политзаключённых.
— Свободу Илье Романову!
— Свободу Шляпникову, Кнышову, Пимошенко! (ШПЛС)
— Свободу узникам 6 мая!
Подробнее о пикете — здесь.

Левый журналист Александр Зимбовский, он же t_moshkin опубликовал репортаж о ходе дела Ильи Романова. Привожу его текст (отмечу, что в репортаже есть кое-какие фактические расхождения с тем, что я раньше писал об этом деле — так, я писал про одну петарду, взорвавшуюся, а, как выясняется, их были две, вторая в нетронутом виде была сдана властям. Но если учесть, что адвокатам официально запрещалось разглашать данные следствия, а переписка самого обвиняемого цензурируется, такие небольшие фактические неточности, надеюсь, можно понять и извинить).
DSCF3304_1

"16 июня в Нижегородском областном суде начались слушания по делу Ильи Романова.
Романов обвинён - по ч. 3 ст. 30 ч. 2 ст. 205.2 Уголовного кодекса Российской Федерации (покушение на публичные призывы к осуществлению террористической деятельности, совершённые с использованием средств массовой информации), по ч. 1 ст. 30 ч. 1 ст. 205 (приготовление к террористическому акту), ч. 1 ст. 222 (незаконные хранение, перевозка или ношение боеприпасов) и ч. 1 ст. 223 УК РФ (незаконное изготовление боеприпасов).
Сразу следует отметить, что судил Илью Романова Московский Военный суд, а точнее, его выездная коллегия. По официальной версии, суд был открытым, однако эта открытость выглядела весьма интересно, особенно на время начала процесса. А именно — всем, включая адвоката, было объявлено, что слушания по делу начнутся в 11 часов. Автор материала пришёл к 10-ти, не потому, правда, что такой умный, а потому, что приехал из Москвы и имел некоторое окно
во времени, и тут-то оказалось, что пришёл вовремя. Впрочем, в суд его не пустили, заявив, что с рюкзаком нельзя (рюкзак, кстати, был по размеру чуть потолще обычного городского). Автор материала сказал, что может сдать рюкзак на хранение — приставы ответили: принять не можем.
Автор общался с приставами на рюкзачную тему минут пять, пока не появился пресс-секретарь, некий Валерий Викторович Лазарев, и автора материала, наконец, пропустили в коридор второго этажа. Но не в зал заседания. Ибо, как пояснили приставы, в зал доступа нет, ибо нет свободных мест. Свободных мест, действительно, не было, все места были заняты студентами-юристами. Как потом пояснили студенты автору статьи, им такие посещения засчитываются как практика.
Затем, а на тот момент журналистов уже было прилично, снова появился пресс-секретарь. Он пояснил, что телевидению дадут возможность немножко поснимать Романова в отсутствие судей, но сам суд поснимать не дадут. Пишущим же журналистам позволят пройти в зал и послушать чтение обвинительного заключения, а дальше также удалят из зала суда. В ответ журналисты задали много вопросов на тему — а как же быть с открытостью судопроизводства?
На все вопросы пресс секретарь ответил следующими тезисами, замечательными с точки зрения автора материала, а именно:
— А что вам ещё надо, кроме обвинительного заключения?
— Суд открытый, вы на нём почти присутствуете!
— Будете докучать странными вопросами, вас в следующий раз и в здание не пустят!
— Если вы будете заявлять странные вопросы, мы не будем с вами разговаривать!
— Вы приехали такой шебутной весь из себя!
— Вы меня записываете — это может быть чревато последствиями!

После одного из перерывов в заседании суда к прессе вышел давать интервью старший прокурор отдела обвинения г. Езерский.
Г. прокурор изволил заявить:
— Что на сегодня назначено уголовное дело по обвинению Романова Ильи Эдуардовича в преступлениях террористического характера. Романов, будучи судим на территории Украины за совершение террористического акта, а именно, взрыва здания СБУ Украины, был приговорён к длительному сроку лишению свободы. После отбытия данного срока на территории Украины Романов организовал пресс-конференцию для, как он считал, журналистов, которые должны были разместить в сети интернет его выступления экстремистского характера. Где он призывал к дестабилизации власти. После чего Романов, решив совершить террористический акт, с этой целью изготовил два взрывных устройства. При испытании одного из них на территории лесопарка Нижнего Новгорода произошёл взрыв, в результате которого Романов получил увечье — ему оторвало руку. Таким образом, он не смог осуществить свой преступный умысел по независящим от него причинам.

DSCF3306_1
Вот сегодня Московским военным судом начато рассмотрение данного уголовного дела. Сторона обвинения будет предоставлять необходимые доказательства для признания его виновным в подготовке к осуществлению террористического акта. Полагаю, что стороной обвинения будут представлены все необходимые доказательства, которые и приведут к справедливому приговору по данному уголовному делу!
Прокурора спросили — зачем Романов готовил взрыв?
Прокурор ответил: Видите ли, он придерживается подобных взглядов, об этом свидетельствует то, что он раньше был судим за совершение подобных преступлений, что как раз характеризует его взгляды (ноу коммент).
Прокурора спросили: Как вы относитесь к заявлению Романова о том, что те люди, которым он на Украине давал интервью, были представителями будущего сопротивления Юго-Востока Украины?
Прокурор ответил: Я не буду комментировать!
Прокурора спросили: А не скажете, какой теракт можно совершить при помощи устройства, которое взорвавшись в руке, наносит повреждения руке? (т.е. обладает мощностью большой петарды. Устройства, традиционно применяемые для терроризма, обычно причиняют человеку, рядом с которым взорвались, принципиально более тяжелые повреждения).
Прокурор ответил: Это будет исследовано в ходе судебного заседания!
Далее прокурор убежал. Видимо, он так торопился исчезнуть, пока не задали новых вопросов, что забыл свой мобильник. Позднее мобильник был найден и возвращён прокурору судебными приставами.
Затем состоялось чтение обвинительного заключения. Значительная часть его тезисов была уже процитирована прокурором, однако кое-какие замечательные перлы в интервью не попали, итак, цитирую:
— В соответствии с выводами экспертизы, в высказываниях Романова содержались призывы сражаться с буржуазным, капиталистическим государством, ориентированным на получение прибыли, и бороться за права угнетённых, как на Украине, так и в России, таким образом, в этих призывах можно было усмотреть мотивы политической вражды. (Да. Правильно, все, кто за права угнетённых — для них террористы)...
— Узнав о решении Администрации города в сфере градостроительства и благоустройства города, в том числе, вырубке деревьев в парках Нижнего Новгорода, принял решение о совершении теракта с целью воздействия на Администрацию.
(О каком решении? В каких парках? Адвокату этого так и не удалось узнать. В принципе, сначала следствие говорило о Кулибинском парке, но потом до кого-то умного дошло, что Романов не мог взорвать технику в Кулибинском парке, потому что её там НЕ БЫЛО. Она на тот момент, когда Романов, по версии следствия, готовил теракт, была по требованию общественности уже выведена из парка. Так один конкретный парк превратился в кучу абстрактных. Если бы из-за этого не светил реальный срок, было бы смешно, а так, не очень).
— создал на компьютере файл с текстом "Шанцев, Сорокин, Кондрашов! Если не прекратите рубить парки, взорву всех к ... матери!" (Валерий Шанцев — губернатор Нижегородской области, Олег Сорокин — мэр города, Олег Кондрашов — глава городской Администрации). Следует отметить, что Илья Романов — человек с 25-летним стажем оппозиционной, в том числе, журналистской деятельности. Он умеет выражать свои мысли несколько более развёрнуто.
После оглашения обвинительного заключения журналистов, вопреки первоначальным заявлениям пресс-секретаря, удалять не стали. Видимо, кто-то оценил количество ехидных вопросов, и пришёл к выводу, что закрытое слушание дела получится ещё более скандальным, чем открытое.
На суде Илья Романов, комментируя представленное обвинительное заключение, признал, что у него, действительно, имелись два устройства. Одно из этих устройств взорвалось у него в руке, другое было добровольно сдано им в правоохранительные органы. Однако, по его заявлению, данные устройства относились не к боевым, а к иммитационно-пиротехническим средствам.
По поводу обвинения по 205 статье (приготовление к террористическому акту) Романов заявил, что оно ему непонятно. Попросил прокурора объяснить ему суть обвинения. (Напоминаем, терроризм — есть совершение взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба, либо наступления иных общественно опасных последствий, если эти действия совершены в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения, либо оказания воздействия на принятие решений органами власти, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях).
И вот Романов вполне логично спросил: "С помощью чего я собирался устрашить население? Было два взрывных устройства, одно из них, более мощное, взорвалось — в деле нет никаких данных о том, что население устрашилось."
Также Романов отметил: "Устройство взорвалось на расстоянии вытянутой руки от моей головы, но гибели не причинило. Полученные повреждения медэкспертиза не сочла опасными для жизни. При каких условиях мог быть причинён значительный ущерб, этого я тоже не услышал."
Ещё Романов обратил внимание на то, что:
"На Украине я не был осуждён судом за теракт, я незаконно находился в местах лишения свободы. Приговор мне не был подписан всем составом суда. На это была подана жалоба в Европейский суд, сейчас она находится на стадии рассмотрения."
Также Илья Романов обратил внимание на то, что "суд должен принять во внимание ситуацию которая сейчас, на Украине существует. Там сейчас принято террористами называть бойцрв сопротивления Юго-Востока Украины".
Отметил, что его товарищ по одесскому делу, Андрей Яковенко, освобождён Верховным советом ДНР, и восстановлен в правах.
Далее начался, и шёл весь следующий день, опрос свидетелей, предоставленных обвинением. Было приведено много доказательств вины Романова, автора наиболее потрясли два из них, приведённые некоей свидетельницей Светланой Волковой.
"А однажды, вообще, развёл костёр в человеческий рост из бумаги" (интересно, кого он таким образом устрашил, наверно, Снегурочек).
Также Романов, по показаниям Волковой, сообщил оной Волковой рецепт изготовления взрывчатки.
Следователь, ведущий допрос, записал оный рецепт, якобы со слов Волковой. Но вот вновь рассказать этот рецепт во время суда Волкова оказалась не в силах. Даже после зачтения своих данных на следствии показаний.
А суд идёт."
Дополнительная информация 8-905-537-22-99

Информация Екатерины Максимовой о заседаниях 18 и 19 июня:

"Продолжаются допросы свидетелей по делу Ильи Романова
18 и 19 июня выездная коллегия Московского окружного военного суда продолжила допрашивать свидетелей по уголовному делу в отношении нижегородского анархиста Ильи Романова, обвиняемого в приготовлении к террористическому акту и покушении на публичные призывы к осуществлению террористической деятельности.
В четверг, 18 июня, были допрошены мать подсудимого Ирина Романова, их соседка, его сын Родион Солодухин и сторож облвоенкомата, в сквере неподалеку от которого 26 октября 2013 года произошёл инцидент с взрывом самодельного пиротехнического устройства в руках у анархиста.
В пятницу, 19 июня, был допрошен бывший начальник Романова по частному охранному предприятию «АБК» Алексей Аракчеев. В своих показаниях он пояснил, что подсудимый до того, как был снят со смены на одной из автозаправочных станций города из-за нахождения в нетрезвом виде, нареканий по службе не имел. Жалоб на то, что он употребляет алкоголь в рабочее время, до указанного случая также не поступало. После произошедшего Романов сам решил покинуть место работы. По показаниям Аракчеева, Романов общался со Светланой Волковой. Они дружили. Стоит отметить, что сама Волкова, выступая на суде в качестве ключевой свидетельницы обвинения, утверждала, что с подсудимым у неё неприязненные отношения по причине того, что он якобы домогался интимных отношений с ней, а после отказа распространял нелестные слухи. По поводу костров выше человеческого роста, которые подсудимый, в соответствии с показаниями той же Волковой, разводил напротив входа совместно охраняемого ими объекта — больницы № 5, свидетель пояснил, что о таком случае ему было бы незамедлительно доложено администрацией больницы. По поводу подозрительных хлопков, которые Волкова якобы слышала со стройплощадки неподалёку от больницы, свидетель заявил, что сама Волкова доложила бы ему об этом. На вопрос о том, снимали ли Романова и его напарника Алексея Гусева со смены в больницы по причине нахождения в алкогольном опьянении, как о том на суде заявлял Гусев, свидетель Аракчеев ответил, что, возможно, такой случай и имел место быть, но он этого не помнит.
Далее была допрошена фельдшер станции скорой медицинской помощи Мария Сагитова, которая приезжала на вызов 26 октября 2013 года в связи с травмой Романова. Состояние подсудимого на тот момент она характеризовала как состояние средней степени тяжести. По поводу травмы сказала, что она не относится к числу опасных для жизни. Стоит отметить, что обвинение настаивает, что здоровью Романова был причинён тяжкий вред, стараясь использовать данный факт как доказательство того, что в руках у него сработало именно взрывное устройство, а не пиротехническое, как утверждает сторона защиты. Был допрошен и второй фельдшер выездной бригады скорой помощи Иван Саланов. Он пояснил суду, что повреждения Романова могли возникнуть как от срабатывания взрывного устройства, так и от взрыва мощной петарды с большим зарядом. Он показал, что травма подсудимого была тяжёлой, однако уточнил, что любая травма может нести угрозу жизни, если не оказать вовремя медицинскую помощь. Также Саланов рассказал, что скорую помощь вызвали двое молодых людей, которые в момент произошедшего находились в кафе неподалеку от места происшествия, и к которым Романов подошёл и попросил о помощи. Эти молодые люди представились «сотрудниками полиции на отдыхе».
Далее был допрошен врач-травматолог Сергей Буднев, который госпитализировал Романова 26 октября и проводил операцию по ампутации разможжённой руки. Он пояснил, что травма была тяжелее, чем те, которые возникают от петард, находящихся в продаже, но взрыв какого именно устройства мог причинить подобную травму, врач сказать не может, потому что не обладает специальными знаниями взрывотехника. Саму травму он характеризовал как тяжёлую, но пояснил, что степень тяжести вреда здоровью устанавливать не уполномочен. Также он подтвердил слова фельдшера Саланова, что весьма вероятно, что от любой травмы при отсутствии квалифицированной помощи может наступить смерть.
Илья Романов поблагодарил медицинских работников за своевременную качественную помощь.
После этого обвинение приступило к оглашению материалов дела. Были зачитаны протоколы осмотра предметов и документов, изъятых в ходе обысков по месту жительства анархиста, в съёмной квартире, при осмотре места происшествия, а также в больнице у самого подсудимого. Большинство из изъятого – это материалы личного архива Романова: газеты и журналы начала 90-х годов, книги и брошюры на общественно-политическую тематику, рисунки и переписка анархиста, обвинительное заключение по «одесскому делу», тетради с конспектами общественно-политической, религиозной, эзотерической, научной, художественной литературы, личные дневниковые записи и заметки о ходе судебного процесса по тому же украинскому делу. В этом перечне среди прочего, что следствие посчитало важным для расследования дела, например, было: немецко-русский словарь, машинописная листовка «Новости краха мира» авторства одного известного в узких кругах нижегородского околополитического клиника и книга «Множество: война и демократия в эпоху империи» за авторством, по мнению обвинения, некой Антонии Негри. На что, кроме как на широкий кругозор и разносторонность интересов подсудимого, могли указать все эти вещи, стороной обвинения суду не уточнялось.
По поводу предметов и документов, упомянутых в материалах дела, Романов пояснил, что все они действительно принадлежат ему и относятся к разным периодам его жизни. Ничто из них не может указать на преступную деятельность, ни один из печатных материалов даже не зарегистрирован в списке экстремистских материалов. Единственное, что как принадлежащее ему подсудимый отрицал, — это были фрагменты гвоздей. «Их у меня не было. Это — подброшенная улика», — сказал он.
На этом заседание завершилось, и был объявлен перерыв до 10.00 утра понедельника, 22 июня."

Поддержите политзаключённого — приходите на судебные заседания, приглашайте независимые СМИ!
Дополнительная информация: Евгений Губин, адвокат — 8-920-253-77-99

Все публикации Ильи Романова, о его деле и переписка с ним в настоящем блоге

Для имеющих возможность и желание оказать помощь политзэку — переслать деньги для оплаты адвоката И. Романова можно через Яндекс-кошелек Ларисы Романовой: 410012031648898

Tags: Романов Илья, левые, политзаключённые, революционеры
Subscribe
promo maysuryan june 16, 2016 00:35 12
Buy for 10 tokens
СЕНТЯБРЬ. ОКТЯБРЬ КРАСНЫЕ И БЕЛЫЕ ДАТЫ (список будет пополняться): 5 января 1918 (23 декабря 1917) – нарком просвещения А. Луначарский подписал Декрет о введении нового правописания 19 (6) января 1918 – матрос Железняк сказал: "Караул устал!" 21 января 1924 – день памяти В. И.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment