July 3rd, 2018

Про партбилет ВКП(б) и мягкое место академика (мини-воспоминание)


Памятники Д. Н. Прянишникову (слева) и В. Р. Вильямсу у здания бывшей Тимирязевской академии в Москве

В одном из левых блогов прочитал сегодня отрывок из речи В. М. Молотова 1928 года, где он радовался вступлению в ВКП(б) некоторых видных учёных. В том числе бывшего меньшевика Абрама Деборина (1881-1963) и профессора-агронома Василия Вильямса (1863-1939). "Другим примером, — радостно сообщал Молотов, — может служить недавнее вступление в партию профессора Вильямса, одного из виднейших сельскохозяйственников. Несомненно, что и в дальнейшем к нам будут подходить новые крупные учёные силы для работы в рядах партии."
Гхм... Передо мной тут же, как живое, встало одно детское воспоминание. Мне ещё не было 10 лет, мы с моей бабушкой, бывшим профессором Тимирязевской сельхозакадемии, ехали на 27-м московском трамвайчике мимо этой самой академии. Вначале трамвай проезжал улицу Прянишникова, и из трамвайных окон на красивой площадке открывался памятник Д. Н. Прянишникову (1865-1948). Учёный стоял на фоне колосящихся хлебов, подняв вверх руку, как будто для того, чтобы погладить бородку, и хитро усмехаясь в усы. Бабушка оживлённо говорила:
— Это академик Дмитрий Николаевич Прянишников. Очень хороший человек. Он был другом нашей семьи, часто приходил к нам в гости. Ему было тяжело в его возрасте по лестнице подниматься на четвёртый этаж, лифта у нас тогда не было, но он всё равно приходил...
Позднее я узнал, что Прянишников в 40-е годы пытался спасти из тюрьмы Н. И. Вавилова, писал довольно вызывающие обращения в его защиту, написал несколько писем Сталину, добивался приёма у Берии. А также, что было уже совсем скандалом, выдвигал сидевшего в тюрьме Вавилова в Верховный Совет СССР и представлял арестованного на Сталинскую премию. Бабушка, близкая ученица Вавилова, была в этом смысле его полной единомышленницей.
После этого трамвайчик поворачивал и открывалась вторая точно такая же площадка с точно таким же памятником. Другой пожилой учёный устало опирался на невысокую колонну в античном стиле.
— А это академик Василий Робертович Вильямс, — говорила бабушка.
Больше — ни слова. Мне это имя ничего не говорило. Однажды, когда эта сценка повторилась в очередной раз, я не выдержал:
— Он был плохой человек, да?Collapse )
promo maysuryan июнь 16, 2016 00:35 12
Buy for 10 tokens
СЕНТЯБРЬ. ОКТЯБРЬ. НОЯБРЬ ДЕКАБРЬ. ЯНВАРЬ. ФЕВРАЛЬ. МАРТ. АПРЕЛЬ. МАЙ. Несколько листков из советского и революционного календаря (под большинством листков — статьи по темам):

ПИСЬМА ОБ ЭВОЛЮЦИИ (12). Аскетизм Ленина


Юрий Белов (род. 1929 г.). Ленин у путиловцев 28 октября 1917 года. 1964

Теперь сравним, как и собирались, "модель Рахметова" и "модель Ленина". Начнём с самого простого — пищи, одежды, обуви, бытовых удобств.
Следовал ли Ленин скромности Рахметова в пище? Насколько можно судить, да. "Помню Ленина ещё по Цюриху, — писал итальянский коммунист Франческо Мизиано. — Я тогда часто захаживал в ресторан Народного дома. Там подавались обеды трёх категорий: за 1 фр. 25 сант. — "аристократический", за 75 сант. — "буржуазный" и за 50 сант. — "пролетарский". Последний состоял из 2-х блюд: супа, куска хлеба и картошки. Ленин неизменно пользовался обедом третьей категории...". Н. Крупская вспоминала, что среди их сотрапезников по цюрихской столовой постоянно бывали местная проститутка, какие-то люди уголовного вида..."Ильичу нравилось то, что всё было просто, что кофе давали в чашке с отбитой ручкой" (выделение моё). Если скромность обеда ещё можно как-то объяснить необходимостью экономить средства, то уж любовь к чашке с отбитой ручкой так просто не объяснишь. А дома у Ульяновых на обед в качестве первого блюда часто подавался бульон из кубиков "Магги".


Бульон из кубиков "Магги" был одним из "фирменных" блюд в семье В. И. Ленина. Разумеется, чрезвычайно скромнымCollapse )