June 12th, 2019

ПИСЬМА ОБ ЭВОЛЮЦИИ (49). «Правый уклон»


«Рождество правого уклониста и поклонение соответствующих волхвов». Рисунок М. Храпковского, декабрь 1929 года. Среди «волхвов»: кулак, частник (который под мышкой держит «приходо-расходную книгу», капиталист, социал-демократ). Кажется, все образы из «страшилок» и «пугалок» левой оппозиции ожили и отразились на этой картинке из официальной печати: даже пресловутый «устряловский хвост», о котором столько ожесточённо спорили троцкисты и сталинцы в 20-е годы. Теперь выяснилось, что у Бухарина и Рыкова он всё-таки есть...

Итак, продолжим рассказ об истории СССР — именно как истории ожесточённой классовой борьбы с буржуазией. «Хлебная забастовка» 1928 года, прогремевшая для многих, как гром среди ясного неба, повернула течение нэпа и всей советской истории в неожиданном и непредвиденном до этого направлении. Вопрос, поставленный забастовкой ребром: «уступать или нет кулакам и буржуазии?», вызвал в правящей партии трещину, а затем и раскол. В ВКП(б) оформилось течение «правых» или «правого уклона» (бухаринцев), которые выступали за уступки буржуазии. Прежде всего — за уступки кулачеству и нэпманам в вопросе повышения цен на хлеб. Собственно, такое повышение и было сделано в 1928 году.


Рисунок М. Храпковского, октябрь 1929 года. Правый, преклонив колени на «Платформе правого уклона» и роняя слёзы, молится на кулацкий хлеб и восседающего на нём довольного кулака: «Хлеб наш насущный даждь нам днесь». На что стоящий неподалёку рабочий-тракторист совхоза «Гигант» отвечает: «Нет уж, избави нас от лукавого!»

Бухаринцам противостояли «центристы» (сталинцы). Они указывали, что повышение цен на хлеб не удовлетворит буржуазию, у неё более глобальная задача: диктовать хлебные цены, управлять ими, а через них — и экономикой в целом. А это означает разнообразные и очень серьёзные последствия, но прежде всего — отказ от индустриализации, создания тяжёлой индустрии.
Л. Троцкий в 1928 году в письмах из алма-атинской ссылки к единомышленникам по «левой оппозиции» писал: «Борьба против кулака означает в партии борьбу против правых». «Правые в нашей партии представляют собой то кольцо, за которое держатся новые собственники, а через них и мировая буржуазия... Но при нынешнем положении через это кольцо передаётся могущественнейшее давление враждебных пролетариату классов». «Вот они-то [бухаринцы] и представляют собой правый, устряловский хвост (вернее, партийное звено этого хвоста), который бьёт по центристской голове, вынуждая её выкидывать левые антраша, не предусмотренные программой. Хвост себя ещё покажет, ибо он имеет могущественное продолжение в стране и особенно за её пределами в капиталистическом мире».

Правые большевики, бухаринцы представляют в Кремле кулачество и нэпманов, а в конечном счёте — всю мировую буржуазию! Очевидное — невероятное! Но поначалу это была всего лишь оценка Троцкого и левой оппозиции, не более того, которая выглядела, как невероятная ересь. Однако шаг за шагом эта «ересь» пробивала себе дорогу в печать, и мало-помалу становилась... официальной точкой зрения.
Сталин в 1929 году в речи «О правом уклоне в ВКП(б)» комментировал хлебный кризис и столкновение с правыми так: «Дело обстоит так, что мы живём по формуле Ленина — «кто кого»: мы ли их, капиталистов, положим на обе лопатки и дадим им, как выражался Ленин, последний решительный бой, или они нас положат на обе лопатки».Collapse )
promo maysuryan июнь 16, 2016 00:35 12
Buy for 10 tokens
СЕНТЯБРЬ. ОКТЯБРЬ. НОЯБРЬ КРАСНЫЕ И БЕЛЫЕ ДАТЫ (список будет пополняться): 5 января 1918 (23 декабря 1917) – нарком просвещения А. Луначарский подписал Декрет о введении нового правописания 19 (6) января 1918 – матрос Железняк сказал: "Караул устал!" 21 января 1924 – день памяти…

Коротко. Сажали ли за чтение при Брежневе?



В очередной раз сталкиваюсь в комментариях с настойчивым утверждением: мол, в 70-е годы людей сажали просто за чтение нелегальной литературы.
Нет. За чтение — не сажали. За чтение и хранение 1 экземпляра любой книги, даже антисоветской, срок не давали. Вот если обнаруживали более одного экземпляра одной и той же книги — тогда да, возникал шанс схлопотать срок, потому что это было уже не чтение и хранение, а РАСПРОСТРАНЕНИЕ.

Конечно, мне можно не верить, но вот свидетельство самой Бабушки Российской Контрреволюции Валерии Ильиничны Новодворской. Из её статьи "Камо грядеши?", опубликованной в самиздате в 1985 году, то есть подводившей итог ещё доперестроечному периоду (выделение моё).
"Никто не рассчитывает больше на немедленный успех, на скорую победу. Это марафонская дистанция, и надо экономить силы. Мы научились беречь дыхание, мы дойдём. Завоёвано для всей страны право читать и хранить дома (в 1 экземпляре) нелегальную литературу, не расплачиваясь за это ничем, кроме некоторой нервотрепки."Collapse )

102 года назад. Возвращение "князя анархистов"


Пётр Кропоткин

В этот день, 30 мая (12 июня) 1917 года, в Россию из эмиграции торжественно прибыл идейный вождь русского анархизма Пётр Алексеевич Кропоткин. Буржуазная публика встречала его с довольно "смешанными чувствами": с одной стороны, князь поддерживал "войну до победного конца", то есть был для неё как бы "свой", а с другой стороны — всё-таки анархист...
Эта двойственность хорошо видна и в прессе тех дней. Заметка Арк[адия] Б[ухова] из либерального журнала "Новый Сатирикон":
"Бухгалтер после сокрушенного смакования вечерней газеты, с укором в голосе, обращается к жене:
— Вот, ты на дачу хочешь ехать, квартиру оставляешь пустой, а в газетах пишут, что через три дня известный анархист Кропоткин приезжает".

Частушка в том же роде:Collapse )