February 8th, 2020

День в истории. Персональная пенсия за цареубийство


Вера Фигнер с мужем. Москва, 1927

В этот день, 8 февраля 1933 года, правительство СССР издало указ:
«Совет Народных Комиссаров Союза ССР постановляет:
Увеличить размер персональной пенсии участникам террористического акта 1 марта 1881 года: Вере Николаевне Фигнер, Анне Васильевне Якимовой-Диковской, Михаилу Федоровичу Фроленко, Анне Павловне Прибылёвой-Корба и Фани Абрамовне Морейнис-Муратовой — до 400 рублей в месяц с 1 января 1933 года.
8 февраля 1933 года, Москва, Кремль».
Пожизненная персональная пенсия «участникам цареубийства 1 марта 1881 года» была назначена ещё в 1926 году, тоже согласно специальному постановлению правительства, в размере 225 рублей, но теперь она была увеличена до 400 рублей.


Любопытно отметить, что старые народовольцы часто не принимали Октября 1917 года и занимали критическую позицию по отношению к большевикам.Collapse )
promo maysuryan june 16, 2016 00:35 12
Buy for 10 tokens
СЕНТЯБРЬ. ОКТЯБРЬ. НОЯБРЬ ДЕКАБРЬ. ЯНВАРЬ. ФЕВРАЛЬ. МАРТ. АПРЕЛЬ. МАЙ. Несколько листков из советского и революционного календаря (под большинством листков — статьи по темам):

99 лет назад. День памяти князя-анархиста



8 февраля — день памяти П.А. Кропоткина (1842-1921). "Товарища Петра Алексеевича Кропоткина", как называла его, сообщая о смерти, главная советская газета "Правда". Про князя-революционера соратники шутили, что он имел больше прав на русский престол, чем Николай II, поскольку принадлежал к Рюриковичам, в отличие от главы династии Романовых... Октябрь 1917 года Кропоткин не принял, но в то же время выступил против вмешательства западных держав в России, высказавшись "вcеми cилами... против какой бы то ни было интервенции в руccкие дела". Признавал происходящее в России социальной революцией, и ценил некоторые её стороны, хотя и оставался принципиальным противником государства. Глава Совнаркома В. И. Ленин принимал его в своём кабинете, и посетовал после встречи на "бедность идей анархистов... которые в момент массового творчества, в момент революции, никогда не могут дать ни правильного плана, ни правильных указаний, что делать и как быть. Ведь если только послушать его на одну минуту, — у нас завтра же будет самодержавие, и все мы, и он между нами, будем болтаться на фонарях, а он — только за то, что называет себя анархистом. Collapse )