May 9th, 2020

С Днём Победы!


9 мая 1945 года в Москве

Как хотите, а я считаю положительным фактом то, что даже нынешний режим буржуазной Реставрации в России вынужден праздновать День Победы, а не какой-нибудь "день траура и примирения". Конечно, эта надстройка вопиющим образом не соответствует тому социально-экономическому базису, на котором она крепится, и поэтому не прекращались попытки её более или менее аккуратно изменить. Тут и пресловутая драпировка Мавзолея каждый май, и доска Маннергейма в Ленинграде, и — последняя попытка такого рода — предложение г-на Дмитрия Киселёва устанавливать памятники атаману Краснову, воевавшему на стороне Гитлера. Да только народ, который в данном контексте я не побоюсь назвать советским, давал и продолжает давать жёстко по рукам всем новоявленным красновцам и маннергеймовцам — и им раз за разом приходится включать заднюю. Очень надеюсь, что так будет и впредь.Collapse )
promo maysuryan июнь 16, 2016 00:35 12
Buy for 10 tokens
СЕНТЯБРЬ. ОКТЯБРЬ. НОЯБРЬ ДЕКАБРЬ. ЯНВАРЬ. ФЕВРАЛЬ. МАРТ. АПРЕЛЬ. ЕЩЁ КРАСНЫЕ И БЕЛЫЕ ДАТЫ: 9 февраля (30 января) 1649 года — казнён английский король Карл I Стюарт 13 марта (28 февраля) 1917 — арестован глава Союза Русского народа д-р Дубровин (расстрелян в 1921 году) 25…

9 Мая 1945. Из воспоминаний

fedin_b_g
Борис Григорьевич Федин, послевоенный снимок

Из воспоминаний моего деда, Бориса Григорьевича Федина (1911–1982).

О БОЯХ И ОТХОДЕ 1941 ГОДА

"Подойдя к реке Березино, мы обнаружили деревянный мост длиною около 300-350 метров. Ничего не подозревая, наша рота шла по мосту впереди всего батальона. Как вдруг на середине моста по нам был открыт ураганный пулеметный и минометный огонь: 30% роты было выведено из строя, часть убитыми, большая часть ранеными. А оставшиеся по-пластунски отступили. В этом бою был тяжело ранен в живот мой друг Серёжа Иванов. Когда мы лежали около моста, он стонал и просил меня пристрелить его. Я взглянул, а у него из живота торчат кишки. Я вынул из его кобуры пистолет и подал ему в руку. Он прижал к виску и выстрелил. Так ушёл мой друг, с которым я служил в Латвии. [...]
Медицинской помощи у нас не было. Вся наша медслужба мирного времени была потеряна в первые дни боев. Ранение, особенно тяжёлое, было хуже смерти, так как тяжелораненые оставались на поле боя на милость врага, а враг был жестокий, он тяжелораненых в основном пристреливал или прикалывал штыками. [...]
Мужчин [в деревнях] уже было мало или совсем не было. Женщины, дети выносили нам кто квасу, кто молоко, приговаривая: "на кого же вы нас оставляете!".Collapse )