November 12th, 2020

Как заканчиваются майданы, или Три стадии майданного цикла



Нацики всех мастей меня часто упрекают в том, что я редко пишу про Армению, в то время как, имея армянское происхождение, вообще, по их мнению, ни о чём другом не смею писать. Ну что ж, вот, исполняя их пожелание, пост про армянские дела.
Мы видели уже не раз, как начинаются майданы. Сейчас Армения, увы, даёт нам наглядный, кристально ясный пример того, как майданы заканчиваются. Вернее, показывает все стадии майданного цикла.
Первая стадия — это собственно майдан, свержение злочинной влады. В общем виде: «кто не скачет — тот ...», «коммуняку, москаляку (нужное вписать) на гиляку», всё сметающий всплеск национального восторга и эйфории (чуть по ошибке не написал «истерии» :) Торжественно устанавливаются памятники Бандере, Краснову, Нжде или ещё какому-нибудь подходящему коллаборационисту. Воздвигаются мемориалы Памяти жертв большевизма. Запрещается поминать добром проклятое советское прошлое, когда свободолюбивая страна была оккупирована злыми иудео-большевиками и подвергалась с их стороны неслыханному террору, геноциду, голодомору и непрестанным мучениям и унижениям.
Вторая стадия — маленькая победоносная война. Пиковый взлёт военного патриотизма и расцвет национальной мифологии, но часто недолгий. Заканчивается война отрезвляющим ледяным душем: утратой территорий (для иллюстрации читайте новейшую историю Грузии, Молдавии, Украины...)
И третья стадия — новый майдан! Свержение злочинной влады etc и переход на новый виток того же самого процесса. «На колу мочало — начинай сначала».
Армения сейчас, к своему несчастью, проходит переход от второй стадии к третьей. Грузия прошла уже много майданных циклов. Украина пережила пока три, Россия — один или два (1991 и 1993). Конечно, страны, которые прошли только один майданный цикл, выглядят со стороны чуть получше, чем те, у которых их было два или три. И при военном столкновении выигрывают. И это понятно: ведь чем больше майданов — тем глубже дно, тем выше степень развала общества, армии, государства, экономики, отношений между людьми, всего и вся. Каждый майдан — переход на новый уровень исторического регресса и деградации. «Когда мы достигли дна, снизу постучали». Конца этому процессу нет и быть не может, вплоть до распада страны на группу колоний под внешним управлением и полного завершения её существования.
Ну, и есть ещё — в теории — другой выход: новая Октябрьская революция, свержение буржуазии и социализм. Только кто ж на такое пойдёт?.. :)
promo nemihail 16:00, Суббота 49
Buy for 20 tokens
Удивительно, но порой даже коренные москвичи этого не знают, да чего греха таить, даже я до этого года об этом не знал. (фото: Яндекс Картинки, кадр из к/ф Во все тяжкие) С начала года я нашел инвестиционную нишу, в которую залез с головой. Это не системная история, это просто ниша на…

Геронтократическое :)



Как молодо нынче смотрится 67-летний Леонид Ильич в 1973 году рядом с трибуной President оf the United States!
Когда за неё сошлись в жестокой схватке Джо Байден, которому через неделю стукнет 78, и молоденький 74-летний Трамп. Практически мальчишка, молоко на губах ещё не обсохло, а тоже лезет в Овальный кабинет...
...И эти самые люди в 70-е годы обличали "Кремлёвскую геронтократию"!..Collapse )

100 лет назад. Зенонович


Генерал Ковалевский (Владислав Стржельчик), Юра Львов (Александр Милокостый), Павел Кольцов (Юрий Соломин)

Ровно 100 лет назад, 12 ноября 1920 года, не стало белогвардейца Владимира Зеноновича Май-Маевского (1867—1920). Он стал хорошо известен миллионам советских телезрителей ровно полвека спустя, в 1970 году, благодаря выходу пятисерийного художественного фильма «Адъютант его превосходительства». Там он был выведен под именем Владимира Зеноновича Ковалевского, командующего Ударной Добровольческой армией, в обаятельном исполнении артиста Владислава Стржельчика (1921—1995).
Лично я смотрел этот фильм много раз, впервые — ещё в детстве, в далёкие советские времена. Мне тогда не приходило в голову, что фильм лакирует образы белогвардейцев, изображает их гораздо лучше, чем они были в действительности. Чтобы понять это, прочитаем характеристику, данную реальному белому генералу Владимиру Зеноновичу его главнокомандующим — самим Антоном Деникиным: «После его отставки открылось для меня многое: со всех сторон, от гражданского сыска, от случайных свидетелей, посыпались доклады, рассказы о том, как этот храбрейший солдат и несчастный человек, страдавший недугом запоя, боровшийся, но не поборовший его, ронял престиж власти и выпускал из рук вожжи управления. Рассказы, которые повергли меня в глубокое смущение и скорбь». Сравнивая эту нелицеприятную оценку с тем, что показано на экране, наблюдаем ли мы в фильме, мягко говоря, идеализацию? Вне всяких сомнений.Collapse )