September 4th, 2021

День в истории. Евангелие от двух Ильичей



30 августа 1918 года революция вступила в новый этап своего развития. В этот день прогремели выстрелы сразу двух покушений. Первым был застрелен глава Петроградской Чека Моисей Урицкий. Вторым был тяжело, почти смертельно ранен лидер революции Владимир Ильич Ульянов-Ленин.
Константин Аксаков писал в своё время, что русская история имеет значение всемирной исповеди и её можно читать, как Жития святых. Читается ли так советская история? Попробуем... Начнём как раз с описанного выше эпизода. Одним из первых, кто поставил рядом советскую и евангельскую историю, был большевик Владимир Бонч-Бруевич, который от РСДРП долгие годы занимался общением с верующими, и хорошо понимал их психологию. Он писал о своих эмоциях при виде раненого Ильича (выделение моё):
«Он [Ленин] затих, закрыв глаза. Через минуту застонал тихонько, сдержанно, точно боясь кого-то обеспокоить.
— И зачем мучают, убивали бы сразу... — сказал он тихо и смолк, словно заснул. Лицо стало ещё бледней и на лбу появился желтоватый восковой оттенок...
Худенькое обнажённое тело Владимира Ильича, беспомощно распластавшееся на кровати, — он лежал навзничь, чуть прикрытый, — склонённая немного набок голова, смертельно бледное, скорбное лицо, капли крупного пота, выступившие на лбу, — вдруг напомнили мне какую-то знаменитую европейскую картину снятия с креста Иисуса, распятого попами, первосвященниками и богачами... Я невольно подумал... не являемся ли и мы счастливыми современниками нового явления народу того, кого так долго ожидало исстрадавшееся человечество... Дыхание становилось тяжёлым, прерывистым... Он чуть-чуть кашлянул, и алая кровь тихой струйкой залила его лицо и шею... Почти безжизненное тело его прикрыли белой простыней».Collapse )
promo maysuryan june 16, 2016 00:35 10
Buy for 10 tokens
ЯНВАРЬ. ФЕВРАЛЬ. МАРТ. АПРЕЛЬ. МАЙ. ИЮНЬ. ИЮЛЬ. АВГУСТ. СЕНТЯБРЬ. ОКТЯБРЬ. НОЯБРЬ ДЕКАБРЬ. Несколько листков из советского и революционного календаря (под большинством листков — статьи по темам):

"I’ll be back"

Улепётывая из Кабульского аэропорта, американцы всё-таки оставили там кое-что нетленное. Знаки своей высокой культуры.



Это утешает и обнадёживает. Да, они удрали, но... «Нельзя верить, чтобы такой язык не был дан великому народу!» (с)
Короче, «I’ll be back», как говорил Терминатор. Или, как говаривали раньше, «Карлсон улетел, но обещал вернуться». (с)