Александр Майсурян (maysuryan) wrote,
Александр Майсурян
maysuryan

Categories:

"Длинный человек в чёрном". "Майдан необратимо распространяется"?



В левых блогах обсуждается недавняя "художественная акция" Петра Павленского по "поджогу Лубянки". Не меньшее впечатление, чем сама акция, на многих произвела реакция на неё Эдуарда Лимонова, который предал Павленского пылкой анафеме: "Вот убоище, этот Пётр Павленский с квадратным взглядом... У этого Павленского два отца — Герострат и Малевич... Но ФСБ вам не тётка, как и голод, и по рукам точно надаёт. А то так каждый в придурковатой шапочке начнёт палить ФСБ, и что это будет?!" Ещё: "Он хуже фрица под Сталинградом... Тебя посадят с такими людьми, что ты будешь мечтать о смерти, акционист ты наш..." (Кстати, в эти же дни партия Лимонова решила отказаться от определения "оппозиционная").
Политическая позиция Павленского известна, из манифеста одной из его предыдущих акций: "Горящие покрышки, флаги Украины, чёрные флаги и грохот ударов по железу — это песня освобождения и революции. Майдан необратимо распространяется и проникает в сердце Империи... В этот день, когда государство призывает праздновать день защитника отечества — мы призываем всех встать на праздник Майдана и защиту своей свободы. Мосты горят и назад дороги уже нет."
На самом деле всё это уже было заранее описано, и ещё в советское время, в весьма популярной тогда литературе. Речь идёт о романе братьев Стругацких "Град обреченный". Правда, там описывалось более брутальное событие, но тоже с участием огня и жандармов:
"Он увидел, как вдоль цепи фонарей, окаймлявших площадь, вдоль кольца сцепившихся телег и повозок со звоном и лязгом мчится бронеавтомобиль, его пулемётная башня ходит из стороны в сторону, обильно плюясь огнём, светящиеся трассы мечутся по всей площади... И тут на открытое пространство выбежал длинный человек в чёрном, взмахнул рукой и плашмя упал на асфальт. Под броневиком вспыхнуло пламя, раскатился гулкий удар, и железная махина грузно осела назад. Человек в чёрном уже снова бежал. Он обогнул броневик, сунул что-то в смотровую амбразуру водителя и отскочил в сторону, и тогда Андрей увидел, что это Фриц Гейгер, а амбразура озарилась изнутри, в броневике грохнуло, и из амбразуры вылетел длинный коптящий язык пламени... И тут бронированная дверца распахнулась, на асфальт вывалился охваченный пламенем лохматый тюк и с пронзительным воем стал кататься, рассыпая искры..."
Этот отрывок из Стругацких больше напоминает то, что мы видели недавно в Киеве, на "евромайдане", но, тем не менее, "длинный человек в чёрном", огонь, жандармы... многое похоже, не так ли? Потом у Стругацких этот "длинный человек в чёрном", лидер маленькой, но смелой Партии Радикального Возрождения и бывший унтер-офицер вермахта Фридрих Гейгер становится Президентом Города. Он говорит с трибуны:
— Я взорвал броневик кровавых жандармов! У вас на глазах!.. Я железной метлой выметаю нечисть и нелюдей из нашего Города! У вас на глазах! Я не жалел себя! И я получил священное право не жалеть других!..
А вот что писали о Гейгере и его партии городские либералы в лице главного героя романа Андрея Воронина, когда майданцы эрвисты только шли к власти: "Никакими доводами разума невозможно объяснить ту ярость, с которой правительственная пресса нападает на партию Радикального возрождения. Но если мы вспомним, что именно эрвисты — эта крошечная молодая организация — наиболее бескомпромиссно выступают против каждого случая коррупции, беззакония, административной глупости и беспомощности..."
Когда Гейгер берёт власть, либерал Воронин так и не понимает, что, собственно, произошло, и его неприятно поражают слова коллеги-журналиста:
"— В городе фашистский переворот.
— Понял, — сказал Андрей. — Только почему ты думаешь, что фашистский?
— Я не думаю, я знаю, — нетерпеливо сказал Кэнси."
Ну так, спрашивается, кому должны сочувствовать левые в этой ситуации — "кровавым жандармам" или "Фрицам Гейгерам", смелым и бесстрашным борцам против "коррупции, беззакония, административной глупости и беспомощности"? :) Пока что многие наши "левые" заняли "умнейшую" позицию г-на Воронина из романа, от которой он сам после переворота морщился, как от зубной боли (что, впрочем, нисколько не помешало ему потом занять видный пост в фашистском правительстве Гейгера).
Из этой аналогии становится совершенно понятной и крайне нервная, мягко говоря, реакция Эдуарда Лимонова. Ведь именно лимоновцы с 1993 года как раз и занимали место "эрвистов" из романа, сторонников "Радикального Возрождения". И вдруг на первый план выходят какие-то совершенно новые люди, и вчерашние герои оказываются в тени...


Творчество художника Петра Павленского
Tags: Реставрация, Украина, антифашизм, братья Стругацкие, левые
Subscribe
promo maysuryan июнь 16, 2016 00:35 12
Buy for 10 tokens
СЕНТЯБРЬ. ОКТЯБРЬ КРАСНЫЕ И БЕЛЫЕ ДАТЫ (список будет пополняться): 5 января 1918 (23 декабря 1917) – нарком просвещения А. Луначарский подписал Декрет о введении нового правописания 19 (6) января 1918 – матрос Железняк сказал: "Караул устал!" 21 января 1924 – день памяти В. И.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments