Александр Майсурян (maysuryan) wrote,
Александр Майсурян
maysuryan

Categories:

Про бан-политику


Так происходило забанивание жирондистов 31 мая — 2 июня 1793 года во французском Конвенте

Меня снова покритиковали заодно с уважаемым Антоном Лазаревым anlazz за неправильную бан-политику.
Мол, я никого не баню (на самом деле, это не совсем так — спамеров немедленно баню, и авторов совсем уж провокационных призывов типа "бей ж&дов, спасай Расею" тоже). Хорошо, отвечу в очередной раз.

1. В принципе, никакую идею, никакой лозунг нельзя "забанить". Если запретить его в откровенном виде, он явится в виде прикровенном, обернувшись слоем сахарной ваты. Например, Ельцин, ещё будучи членом ЦК КПСС, формально не выступал за многопартийность. Он выступал за "дискуссию о многопартийности". То есть, если запретить "правый уклон", он перейдёт на позиции "примиренчества с правым уклоном". Если запретить примиренчество — оно обсахарит свою пилюлю с ядом ещё одним сладким слоем, только и всего.
В позднем СССР в легальной печати присутствовали антикоммунисты, монархисты, либералы и чёрт знает кто ещё — только все в обсахаренном и насквозь фальшивом виде. Хрестоматийный пример: монархист Василий Шульгин в 60-е годы умудрялся вести монархическую пропаганду в СССР, публикуя свои статьи в "Правде" (например, номер от 1-10-1961), "Известиях" и с широкого киноэкрана. Конечно, это была монархическая пропаганда, засахаренная и замаскированная в десять слоёв мёда, но тем не менее... "Коммунист" Владимир Солоухин в 70-е годы открыто таскал на пальце золотой перстень с изображением царя Николая II, и тоже маскировал этот явный монархизм десятью слоями фальшивых слов. К чему-то хорошему всё это привело?

2. Троцкий называл революцию полемикой, вышедшей на улицы и площади. Полемикой, которая вовлекла в себя весь народ. Многие неверно понимают эту фразу, как нечто вроде академической дискуссии на улицах. Нет, эта полемика — такая полемика, которая может кончиться (и даже запросто кончается, по общему правилу) физическим уничтожением одной из полемизирующих сторон. Оружие критики, свободно переходящее в критику оружием. Тем не менее это полемика... Кстати, то же самое часто можно сказать и про контрреволюцию. Те, кто застал эпоху перестройки, наверняка помнят яростные дискуссии, которые кипели тогда на площадях, между "демократами" и "патриотами". Вот только левых в чистом виде тогда на улицах было маловато, как-то они за 70 лет разучились спорить... Может быть, слишком часто облегчали себе работу баном? :)
В своём уютненьком вы можете банить тех, кто вам не нравится, и создавать для себя приятную тепличную обстановку, но как вы это сделаете, когда придётся выйти из затхлой оранжерейки на площадь? Или там, брюзгливо втянув носом воздух, вы разочарованно скажете, по примеру либералов (которые сейчас в своих бложиках, кстати, банят всех и каждого за малейшее несогласие с ними), что народ не тот, страна не та, мир не тот, и вы удаляетесь обратно, в башню из слоновой кости, в ожидании лучших времён?
А чтобы понять, какова она, "полемика, вышедшая на площадь", т.е. революция, приведу в заключение отрывок из романа «Мятеж» Дмитрия Фурманова, который я пару лет назад уже как-то приводил ко дню рождения писателя. Но он даёт понять, что это такое...

"Как её взять в руки, мятежную толпу? Как из этого официального доклада построить агитационную речь, которая нам сослужила бы службу?
Прежде всего — перед лицом мятежного собрания надо выйти как сильному: и думать, мол, не думайте, что к вам сюда пришли несчастные и одинокие, покинутые, кругом побитые, беспомощные представители жалкого военсовета, — пришли с повинной головой, оробевшие... Может быть, и не прочь они толкнуться к вам за милостью, за прощением? О нет. К вам пришли делегаты от высшей власти областной, от военсовета, у которого за спиной — сила, который вовсе не дрогнул и пришёл сюда к вам не как слуга или проситель, а как учитель, как власть имеющий. Он вам открыто заявит свою волю, непоколебленную волю военсовета.
Словом — выступать надо твёрдо, уверенно, как сильному, и без малейших уступок, колебаний. Это первое: твёрдо и не сдаваясь в основном.
А второе — не выпускать ни на одно мгновенье из-под пытливого взора всю толпу, разом её наблюдая со всех сторон и во всех проявлениях: говорить — говори, но и слушай чутко разные выкрики, возгласы, одобрения или недовольства, моментально учти, отражают ли они мнение большинства или только беспомощные попытки одиночек. Если большинство — туже натягивай вожжи; если одиночки — парализуй их вначале, спрысни ядовитой желчью, выклюй им глаза, вырви язык, обезвредь, ослепи, обезглавь, разберись в этом вмиг и, поняв новое состояние толпы, живо равняйся по этому её состоянию — то ли грозовеющему, то ли опавшему, смягчённому, теряющему - чем дальше, тем больше — первоначальную свою остроту. А как только учтёшь, поймёшь — будь в действии гибок, как пантера, чуток, как мышь.
Если нарастает, вот она, близится гроза, чуешь ты её жаркое близкое дыханье, — зажми крепко сердце, жалом мысли прокладывай путь — не по широкой дороге битвы, а окольными чуть приметными тропками мелких схваток, ловких поворотов, неожиданных скачков, глубоких, острых повреждений, иди — как над ревущими волнами ходят по зыбкому, дрожащему мостику, остерегайся, озирайся, стремись видеть враз кругом: пусть видит голова, пусть видит сердце, весь организм пусть видит и понимает, потому что кратки эти переходные мгновенья и в краткости — смертельно опасны. Кто их не понимает, кто в них не владыка — тот гибнет неизбежно. Когда же минуешь страшную полосу, когда чуть задумаются бешеные волны нараставшего гнева толпы, задумаются, приостановятся и глухо гудящей, тяжкой зыбью попятятся назад, — смело уходи с потаённых защитных троп, выходи на широкую, на большую дорогу. Но — ни гу-гу. Чтоб никто не приметил, — ни в голосе твоём, ни в слове, ни по лицу твоему взволнованному, — как по тайным тропкам минуту назад скрывался ты от грозно ревевшей, близкой катастрофы. Кроме тебя одного, этого никто не должен видеть и знать. Разомкнулись тучи, миновала чёрная беда, нет больше опасности мгновенного взрыва, толпа постепенно остывает, нехотя и медленно отступает сама под напором твоих убеждающих, крепнущих слов. Не прозевай этого кризисного, чуткого момента, не упусти. Всё туже, всё туже навинчивай на крепкую ладонь эту тонкую невидимку-узду, на которую взял уверенно обезволенную, намагниченную толпу. Возьми её, пленённую тобой, возьми и веди, куда надо. Веди и будь лицом к толпе, и смотри, смотри по-прежнему пристально и неотрывно ей прямо в мутные глаза. Ни на миг не отрывайся от охмелелых, свинцовых глаз толпы, читай по ним, понимай по ним, как ворочается нутро у ней, у толпы, что там у ж е совершилось, ушло невозвратно, что т е п е р ь совершается в глубине и что совершиться д о л ж н о через минуты. Просмотришь — будет беда. Твой верный твёрдый шаг должен командой отдаваться в сердце намагниченной толпы, твоё нужное острое слово должно просверлить толстую кору мозгов и сделать там свою работу. Так надо разом: будь в этих грозных испытаньях и непоколебимо крепок, подобно граниту, и гибок, и мягок, и тих, как котёнок.
Это запомни — во-вторых.
В-третьих, вот что: знай, чем живёт толпа, самые насущные знай у ней интересы. И о них говори. Всегда надо понимать того, с кем имеешь дело. И горе будет тебе, если, — выйдя перед лицом мятежной, в страстях взволнованной толпы, ты на пламенные протесты станешь говорить о чужом, для них ненужном, не о главном, не о том, что взволновало. Говори о чём хочешь, обо всем, что считаешь важным, но так построй свои мысли, чтобы связаны были они с интересами толпы, чтоб внедрялись они в то насущное, чем клокочет она, бушует. Ты не на празднике, ты на поле брани, — и будь, как воин, вооружён до зубов. Знай хорошо противника. Знай у толпы не одни застарелые нужды, — нет, узнай и то, чем жила она, толпа, за минуты до страстного взрыва, и пойми её неумолчный рокот, вылови чёткие коренные звуки, в них вслушайся, вдумайся, на них сосредоточься. Мало того, чтобы зорким взором смотреть толпе в хмельные глаза и видеть, как играют они, отражают в игре своей внутреннюю бурю. Надо ещё понимать, отчего разыгралась она, какие силы вызвали её на волю, какие силы заставят утихнуть. И какой бы ты ни был мастер — никогда не возьмёшь на узду толпу чужими ей делами, интересами, нуждами. Можно взять и чужими, но докажи ей сначала, убеди, что не чужие это, а собственные её интересы. Тогда поймёт.
Потом, в-четвёртых.
Глянь на лица, всем в глаза, улови нужные слова, учуй по движеньям, пойми непременно и то, как передать, как сказать этой толпе слова свои и мысли, — чтобы дошли они к ней, проникли в сердцевину, как в мозг кинжал.
Если в тон не попал — пропало дело: слова в пространство умчатся, как птицы. В каждую толпу только те вонзай слова, которых она ждёт, которые поймёт, которые единственны, незаменимы. Других не надо. Другие — для другого времени и места, для другой толпы.
А вот тебе пятый совет, вовсе неожиданный:
— Польсти: з д е с ь это надо!
Не забывай того, что волнуется перед тобой не рабочая масса, которой можно и надо прямо в глаза сказать серьёзную, суровую правду, — там её поймут. И пусть будет от того стократ тяжелей, но им враз нельзя не сказать эту горькую правду. Крепостная толпа — не такая. Эту с р а з у правдой суровой не возьмешь.
Ты скажешь эту правду, скажешь всю, но не сразу — потом. Скажешь тогда, когда их мысли и сердца будут обмаслены мёдом лести, когда гладко сможет войти к ним правда — жёсткая, сухая, колючая. Они её смогут принять только незаметно для себя, как больной — лекарство в пилюле. Для т а к о г о конца, для своей цели — примени и это средство: нужную дозу лести. И оно пойдёт на пользу, искупится, окупится. Само по себе ни одно средство ни хорошо, ни плохо, оно оценивается только по достигнутым результатам. Не слюнявь, иди к цели. Ты скажи мятежникам такое, ч т о они любят слушать, от чего тают их сердца, от чего опадает их гнев, расползается-ширится доверчивость, пропадает подозрительность, настороженность, недоверие к тебе и твоему делу. А тогда — бери голыми руками. Знаешь — как следователь: он сначала вопросами пятого порядка отвлечёт и усыпит твою бдительность и недоверчивость, а потом, когда распояшешься и обмякнешь, — сам скажешь начистоту, если сам ты не кремнёвый. А какая же толпа — кремнёвая? Буйство — это не сила, буйство только разгул страстей.
Вот тебе все советы.
В последних, так сказать, на разлуку только два слова: когда не помогают никакие меры и средства, всё испытано, всё отведано и всё — безуспешно, — сойди с трибуны, с бочки, с ящика, всё равно с чего, сойди так же смело, как вошёл сюда. Если быть концу — значит, надо его взять таким, как лучше нельзя. Погибая под кулаками и прикладами, помирай агитационно! Так умри, чтобы и от смерти твоей была польза.
Умереть по-собачьи, с визгом, трепетом и мольбами — вредно.
Умирай хорошо. Наберись сил, всё выверни из нутра своего, всё мобилизуй у себя — и в мозгах и в сердце, не жалей, что много растратишь энергии, — это ведь твоя последняя мобилизация! Умри хорошо...
Больше нечего сказать. Всё."
Tags: livejournal, левые
Subscribe

Posts from This Journal “левые” Tag

  • Коротко. Где начинаются революции

    Жак Луи Давид. Бонапарт на перевале Сен-Бернар. 1801 Комментарии к недавнему посту заставили меня вспомнить слова Наполеона Бонапарта:…

  • Немного пиара

    В порядке пиара левых и красных ресурсов рекомендую канал Компросвет. Сам достаточно регулярно смотрю их видео. Еженедельная программа "Время" может…

  • Коротко. "Разжёвывать и вбивать в башки всеми силами"

    Коронавирус. Версия 1914 года (для России и стран Антанты) Это даже не коротко, а совсем коротко. Главная задача красных в наши дни —…

  • Из комментариев. Про реальность

    Мне тут написали, что мелкая и средняя буржуазия — союзница левых и красных. Ну, что ж, граждане и товарищи левые и красные, когда будете…

  • Боливия через 100 дней после путча

    Рисунок Карлоса Латуффа «За три месяца разрушено все, что мы построили вместе с боливийским народом во время нашего правления», — заявил…

  • "Почему левые проигрывают?"

    Уже поместил об этом перепост, но добавлю ещё от себя пару слов. Многие спрашивают: "почему левые проигрывают?" На самом деле левые вовсе не…

  • Про доброту царей-2

    Продолжая тему "Можно ли сравнивать СССР и Российскую империю". Сравнивать, конечно, можно, в том числе и по такому параметру, как большая или…

  • Про левых лавочников

    Любопытная, по-моему, статья тов. sendemorge — что возлагать надежды на офисный планктон, хомячков и мелкобуржуазную массу не следует. Отдельные…

  • Ответ "нейтралу"

    Чтобы прийти к этой фотографии от нижней, потребовался путь длиной в два с лишним десятка лет Из комментов. "Левый нейтрал"…

promo maysuryan июнь 16, 2016 00:35 12
Buy for 10 tokens
КРАСНЫЕ И БЕЛЫЕ ДАТЫ (список будет пополняться): 5 января 1918 (23 декабря 1917) – нарком просвещения А. Луначарский подписал Декрет о введении нового правописания 19 (6) января 1918 – матрос Железняк сказал: "Караул устал!" 21 января 1924 – день памяти В. И. Ульянова (Ленина), ещё…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 93 comments
Я вас не покритиковал, а выразил сожаление, что читать комментарии становится невозможно. Вы вольны не воспринимать это как критику.

Замечу, однако, что аналогия с Конвентом абсолютно неверна. ЖЖ не Конвент, а партийная печать. «Выйдя на улицы», вы встретите тролля и провокатора лицом к лицу, и никакая сила, кроме организованных рабочих дружин, не спасёт от физических проблем либо его, либо вас. Письмо, памфлет, тем более анонимный комментарий — иной жанр, всегда вызывавший совершенно иную реакцию.

Полемизировать — на митинге, на трибуне — вы сможете только с ораторами, но не с провокаторами; банить же ораторов противника никто, насколько мне известно, ещё не предлагает — как раз по указанной вами причине. Но хороша была бы редакция «Искры», предоставившая слово на своих страницах Илиодору и доктору Дубровину — хотя бы и с комментариями «от редакции»!

alextr98

July 26 2018, 11:07:22 UTC 1 year ago Edited:  July 26 2018, 11:07:36 UTC

Призываете благодетельные репрессии?
Ну-ну.
Тов.Майсурян не таков, однако.

nick_55

1 year ago

alextr98

1 year ago

maysuryan

1 year ago

helghi

1 year ago

maysuryan

1 year ago

with_astronotus

1 year ago

helghi

1 year ago

maysuryan

1 year ago

with_astronotus

1 year ago

korzh18

1 year ago

with_astronotus

1 year ago

korzh18

1 year ago

luin_nsk

1 year ago

korzh18

1 year ago

alex_dragon

1 year ago

helghi

1 year ago

maysuryan

1 year ago

helghi

1 year ago

supermipter

1 year ago

ars_el_scorpio

1 year ago

supermipter

1 year ago

with_astronotus

1 year ago

Бан - оружие труса и признание своей неспособности ответить на критику.
Вовсе нет.
К товарищу Майсуряну не ходят толпы кремлеботов, его не ломали кремлевские хакеры с выкладываньем интимных подробностей, как было с Мальгиным.
Тот же Гоблин с высунутым брехалом активно банит не потому что неспособен отгавкаться, а потому что цель в монетизации трафика. Спорить с оппонентами невыгодно.
Аналогично фрицморген массово банит, потому что зарабатывает на пропапаганде.
Коммари банит врагов, потому что не желает с ними общаться и т.д. и т.п.

maysuryan

1 year ago

kotopes.dreamwidth.org

1 year ago

vladislav_01

1 year ago

old_barsuk

1 year ago

vladislav_01

1 year ago

spartako

1 year ago

romdorn

1 year ago

drew_fighter

1 year ago

kotopes.dreamwidth.org

1 year ago

veldandi

1 year ago

kotopes.dreamwidth.org

1 year ago

veldandi

1 year ago

kotopes.dreamwidth.org

1 year ago

veldandi

1 year ago

alextr98

1 year ago

nick_55

1 year ago

alextr98

1 year ago

spartako

1 year ago

exshvonder

1 year ago

alextr98

1 year ago

old_barsuk

1 year ago

vladislav_01

1 year ago

old_barsuk

1 year ago

vladislav_01

1 year ago

spartako

1 year ago

vladislav_01

1 year ago

kotopes.dreamwidth.org

1 year ago

Отличный отрывок, все как на ладони: власть, толпа, сослужить нам службу, непоколебимая воля etc.
да какой из солоухина коммунист или монархист ? шкура он продажная .
очка своего не пожалел ради славы .он поэт -неудачник , обиженка . пидор да и только . гнусный и хитрый . такой же как лживый и хамелеонистый как
распутин , астафьев и к . им плевать на всех и на всё . только свет юпитеров .
как говорил марчелло мастрояни - этот свет юпитеров и делает из человека
гнусную тварь .
кстати способность просто выслушивать чужое мнение отличное от своего, не окукливаясь в банчиках, редка как среди правых так и среди левых блогеров(ненавижу эт слово) . И от этого она еще более ценна. Так что все правильно.
Не следует ли только при этом отличать мнени от помёта? А то ведь Бандар-логи так и будут калом в людей кидать...

alexbreeze

1 year ago

with_astronotus

1 year ago

romdorn

1 year ago

with_astronotus

1 year ago

romdorn

1 year ago

with_astronotus

1 year ago

romdorn

1 year ago

with_astronotus

1 year ago

romdorn

1 year ago

kotopes.dreamwidth.org

1 year ago

alextr98

1 year ago

nick_55

1 year ago

alextr98

1 year ago

kotopes.dreamwidth.org

1 year ago

nick_55

1 year ago

namezeroisok

1 year ago

alexbreeze

1 year ago

namezeroisok

1 year ago

alexbreeze

1 year ago

"физическим уничтожением одной из полемизирующих сторон." - эх, если-бы только "одной из полемизирующих сторон"! :-)))
Во все времена, воины за "единственно верное учение" - убивали гораздо БОЛЬШЕ мирных, ни на что не претендующих.

Менялись "учения" и "вожди", но - неизменной оставалась ситуация:
"Белые придут - грабют. Красные придут - грабют. Куды - бедному крестьянину податься?" (с) к.ф. "Чапаев"
Какой там, в жопу, Конвент и всё прочее. На хрен исторические аналогии!
Современные пидорасты-либерасты - суть тупая гопота, в стиле их любимых "святых" девяностых. Которая, встретив кого-то от них отличающегося, начинает до него докапываться. Типа, "ты чё такой волосатый, пидор, чтоле?!" По-моему, они из гопоты и выросли, только получили образование получше, чем 9 классов плюс ПТУ.
Самый лучший способ борьбы с гопотой - в ответ на похабную доёбку молча дать в рыло. Или по яйцам, а потом в рыло - это поэффективней. А потом отхуячить руками, ногами и подручными предметами. Только после этого они начинают бояться и разговаривать цивилизованно.
Ну а поскольку в виртуальном пространстве в поганое гоповское рыло насовать невозможно физически, то таких - просто банить на хуй!
Вы выступили, крайне культурно и интеллектуально. Я бы не побоялся этого слова - интеллигентно.
Понимаете, тов. Майсурян, тут ведь палка о двух концах. С одной стороны вы правы, но с другой...
Во-первых, когда целая орда троллей или даже один, пишущий по сто комментов подряд не в ответ (к чести Алекса он так не делает) засоряют комменты тупыми агитками - невозможно найти нормальное обсуждение насущных проблем материала, да и не хочется искать, от этой блевотины в комментах становится откровенно дурно.
Во-вторых мы пишем тексты в первую очередь для поднятия важных проблем и вопросов, а не для того, чтоб спорить с over 1000 комментов с содержанием агиток девяностых, это утомляет и это бессмысленная трата сил и повторение одного и того же.
В-третьих, на площадях и в газетах все таки выступают партии и массы, а не отдельные ноунеймы, а в данном случае получается, что наоборот - праваши образуют настоящую партию в газетах отдельных комментирующих левых ноунеймов.
Ну и в конечном итоге, будем честными: никто в общем-то с ними и не спорит. Даже вы этим грешны и пропускаете дофига правых тезисов в комментах мимо ушей, По разным причинам, зачастую это та же лень, зачастую невозможность подспевать за безумным темпом отдельных персонажей, зачастую настолько неебически пустословные и маразматические или кровожадный социал-дарвинистические утверждения, что просто охреневаешь. А как это в итоге выглядит для мимокрокодилов? Будто нам ответить нечего и мы молча соглашаемся.
И, наконец, вся фишка в том, что мы не на площади, не в Советах, мы пишем листовки и статьи в правду. Почему мы должны давать площадку для агитации враждебных революции сил? Они нам денег на революцию подкинули или что?
И я понимаю, если это пара персонажей, пишущих взвешенные, интересные комменты, но когда это набег целой орды, соревнующейся в остроумии, штампах и разоблачительствеЪ в каждой, каждой сраной записи по десятку комментов - это уже ебанько.
Комментарии откровенно слабые я обыкновенно пропускаю мимо внимания, а отвечаю только на то, что в какой-то степени зацепляет, вызывает желание возразить. Рассуждая так: если это не оставляет равнодушным меня, то может привлечь внимание и других людей. А просто идейно крепкий антикоммунистический речекряк типа того, что простынями выдают всякие фиксики папуасы - можно пропускать мимо внимания или даже вообще не читать, только завидев аватарку такого знакомого автора, совершенно спокойно. Например, у Анлазза я давно уже пропускаю, не читая, в комментах, не только графоманию этого папуаса, но и писанину некоего Опиата - заранее зная, что ничего ценного в ней нет. У меня он, к счастью, пока не пишет.

with_astronotus

1 year ago

maysuryan

1 year ago

romdorn

1 year ago

Мне кажется, вы совершенно не к тому объекту прикладываете аргументацию. Вот, скажите, какую полемику можно вести с троллями-завсегдатаями? Они ведь не ради полемики приходят, а поглумиться, повампирить — то есть нервы помотать. То есть их трёп вообще не имеет целью обсуждения поднимаемых вами проблем. Вот это главное. Это не есть полемика. Честно с ними «полемизировать» — превращать блог в помойку. Вот посмотрите, вам же почти никто не пишет из вменяемых людей, потому что заходят, видят этих веселящихся упырей — и закрывают, потому что говорить тут не с кем. Это один момент.

Другой: понимаете, речь ведь идёт не о площадной агитации, а о том, что свои не имеют возможности обсудить сколько-то глубоко свои проблемы, потому что им постоянно мешают всякие трололо. Ну это же элементарная гигиена: нельзя заниматься умственной деятельностью посреди гудящей, рычащей, дымящей улицы. Вы можете сколько угодно тешить себя надеждами, но ваш блог не нужен никому со стороны, а только тем, кто уже готов разделить ваши взгляды или их разделяет. Ну вы же не устраиваете совещания или семинары посреди бульвара? А наши уютненькие — это вот по своему функционалу именно семинары или доклады, конференции может быть. Но на них ведь не зовут тех, кому просто хочется позадирать публику. Но делать их закрытыми нельзя — потому что так не сможет присоединиться колеблющийся или вообще вновь пришедший. Но и пускать на самотёк нельзя. Так что вами излагаемые принципы здесь просто непригодны и таки нужна цензура.
Даже не стану вас переубеждать. Отвечу чисто деловым предложением. Берите те материалы, которые вам представляются ценными, у меня и у Анлазза - я почему-то думаю, что он возражать не будет, и перепощивайте в свой блог. Или заведите для этого отдельный блог - "разные левые авторы". И проводите там ту бан-политику, которую считаете оптимальной. Или пусть это любой другой желающий делает. Желаю успеха! Но вот только... честно скажу, что сам я в этот успех не верю. Ну не получается устроить такие совещания левых мудрецов за марксистской капчей. Либо так, как здесь, где приходится вести обсуждение посреди бульвара, либо будет пустой блог с полутора инвалидами в комментах.

with_astronotus

1 year ago

quangel

1 year ago

romdorn

1 year ago

alex_dragon

1 year ago

romdorn

1 year ago

Общение в реале в принципе другое. Невозможно даже сравнивать. В реале ни разу не было проблемы с тем, что кто-нибудь начинал лезть с личными оскорблениями, выискав про меня какую-то информацию или вообще придумав ее (где искать в реале-то?)
Можно, конечно, все глотать, но "это мое лицо, я им работаю". Высказанная клевета очень быстро разносится и становится уже слухом.
Возможно, конечно, вы с такой проблемой не сталкиваетесь.
Конечно, нужно быть готовым и к клевете, но если есть возможность у себя ее пресечь - то почему это не сделать. Есть вероятность, что враг на этом угомонится.
За цитату из "Мятеж" Дмитрия Фурманова отдельно Большое спасибо. Помню с трудом прочёл его в детстве в 80е. "Чапаев" был в школьной программе, его положено было прочесть, а у меня оба произведения былы в одной книге. Помню как сильно произвел и "Чапаев" без купюр про деяния казаков и "Мятеж" про то какие оказывается ситуации были на заре советской власти, в брежнеыкие времена о них не любили вспоминать.