Александр Майсурян (maysuryan) wrote,
Александр Майсурян
maysuryan

Categories:

ПИСЬМА ОБ ЭВОЛЮЦИИ (18). Папина "Победа"


Борис Пророков. "Папина "Победа"". 1954. Слева – карикатура из журнала "Крокодил", справа – одна из авторских вариаций рисунка

Как уже говорилось в предыдущем посте, самую меткую и запоминающуюся для своего поколения социально-классовую оценку стиляг дал художник Борис Пророков (1911—1972). Он стал автором самой знаменитой карикатуры на стиляг, которая была опубликована 28 февраля 1954 года в журнале "Крокодил" и называлась "Папина "Победа"". Художник Борис Пророков изобразил молодого человека, стоявшего в развязной позе: из зубов у него торчала папироска, на шее болтался ярчайший дорогой галстук с игривой обезьянкой на пальме. На заднем плане виднелся автомобиль "Победа" – образец тогдашней роскоши, на сиденье которого валялись пустые бутылки. В чём была новизна карикатуры, почему она так метко попала в одну из болевых точек тогдашнего советского общества? Новизна карикатуры была в том, что она била не только и даже не столько по самим стилягам, сколько по их "папам". Пророков показал, что стиляги – это дети владельцев "Побед". Стиляги – дети богатых. Ведь что возмущало в 1954 году тех, чьи чувства так метко отразила карикатура "Папина "Победа"? То, что юный бездельник, ничего полезного не сделавший для общества за свою короткую жизнь, пользуется незаслуженным им богатством, полученным от "папы" – важного начальника. В общем, карикатура Пророкова попала не в бровь, а в глаз, потому что чётко и беспощадно определила место социальной модели "стиляги" в СССР. Это модель поведения младшего поколения обеспеченного слоя советского общества.
Подтверждали этот очевидный факт позднее и сами бывшие стиляги или сочувствовавшие им. Так, писатель Виктор Славкин вспоминал: "Чтобы быть стилягой, извините, требовались кое-какие средства. Наварить каучук, достать соответствующий пиджак, стричься в "Гранд-отеле", сузить брюки... Не говоря уже о проигрывателе и пластинках. Семья наша жила на одну папину зарплату, он работал мастером, потом завучем в ремесленном училище – я не мог себе позволить быть стилягой. Но я всё это любил! Джаз, новые танцы, набриолиненные волосы... Мне нравился стиль одежды, манера поведения, слэнг. Я увлекался Ремарком, Хемингуэем, Пикассо. Я переписывал слова модных песен... Я завидовал нашим миитовским стилягам".
О популярности карикатуры Пророкова свидетельствует и то, что позднее появлялись её вариации и "развитие темы".
В 1957 году был опубликован рисунок Ю. Фёдорова "Чтоб купить сыну "Победу", родители сидели на хлебе и воде". Вверху – стиляга в классической "пророковской позе", опирающийся на машину, из которой выглядывает молодая красотка, а внизу – его "трудолюбивые" родители. Отец продаёт хлеб, (очевидно, недовешивая его), а мать – торгует "соками-водами" (так же очевидно, их недоливая).



В 1960 году "Крокодил" снова вернулся к теме Пророкова, поместив ремейк его карикатуры, названный "Папина ракета" (ещё, заметим, до полёта первого человека в космос) . Автомобиль здесь заменён на космический корабль, а папенькин сынок облачён в скафандр и шлем... Судя по надписи на журнале "Бесплатно" коммунизм уже наступил, товары раздаются бесплатно. Но даже и в 20** году, в XXI веке, при коммунизме, проблема "богатых папенькиных сынков" никуда не делась, это социальное явление, по мысли журналистов, живёт и остаётся неизменным и в столь отдалённом будущем...



На то же указывает и другой рисунок, опубликованный в том же "футурологическом" номере 1960 года. Тоже в далёком будущем девочка, у ног которой валяется игрушка в виде космонавта, с интересом спрашивает у опешившей старушки:
– Расскажи мне, бабушка, сказку про стиляг.


Ну, а как в те годы оппонировали противникам стиляжничества защитники этого явления? Например, высмеивали оголтелых борцов со стиляжничеством, готовых запрещать всё и вся, путая, по невежеству, стиляжный танец вуги-буги с фугами Иоганна-Себастьяна Баха (такой фельетон я читал в советско-либеральном журнале "Юность" 60-х годов).
Один из наиболее ярких примеров подобной защиты находим в творчестве братьев Стругацких, в повести "Понедельник начинается в субботу" (опубликована в 1965 году). Стайка уличной детворы по одежде принимает главного героя повести – программиста Александра Привалова – за одного из богатеньких папенькиных сынков. И начинается... Дело происходит, заметим, в небольшом городке Соловец, – возможно, в столичном городе к стиляге отнеслись бы терпимее.
"На проспекте Мира было уже пусто. У перекрёстка крутилась стая ребятишек – играли, по-моему, в чижа. Увидев меня, они бросили игру и стали приближаться. Предчувствуя недоброе, я торопливо миновал их и двинулся к центру. За моей спиной послышался сдавленный восторженный возглас: "Стиляга!". Я ускорил шаг. "Стиляга!" – завопили сразу несколько голосов. Я почти побежал. Позади визжали: "Стиля-ага! Тонконогий! Папина "Победа"!.." Прохожие смотрели на меня сочувственно. В таких ситуациях лучше всего куда-нибудь нырнуть. Я нырнул в ближайший магазин, оказавшийся гастрономом, походил вдоль прилавков... Я выпил стакан газированной воды и выглянул на улицу. Мальчишек не было. Тогда я вышел из магазина и двинулся дальше".
"Тонконогий" – подразумеваются узкие брюки, туго облегающие ноги, модные среди стиляг. "Папина "Победа"!" – в пояснениях не нуждается, очевидно, по мысли авторов, слава пророковского рисунка докатилась и до захолустного провинциального городка. Сам Привалов носит джинсы (конечно, не советские, советских тогда ещё не выпускали), один из его коллег носит гавайку, то есть пёструю гавайскую рубашку – типичный атрибут стиляги. Оба герои положительные и, во всяком случае, образцово трудолюбивые. И в данной ситуации читатель повести, разумеется, как и прохожие, посмотрит на этих персонажей "сочувственно".
В повести "Трудно быть богом" (написана в 1963, опубликована годом позже) Стругацкие тоже мимоходом затронули "стиляжную" тему, упомянув нейлон.
"– Ладно, не ворчи,– сказал Румата, натягивая нейлоновую майку.
Мальчик смотрел на эту майку с неодобрением. О ней давно уже ходили слухи среди арканарской прислуги. Но тут Румата ничего не мог поделать из естественной человеческой брезгливости."
Дело в том, что все эти новомодные иностранные тогда материалы – нейлон, капрон, перлон и т.д. – пользовались большим уважением, чтобы не сказать – поклонением среди стиляг. Советская пресса над этим иронически подтрунивала. Например, рисунок Е. Горохова 1957 года изображает разговор двух подруг, девушка "советского стиля" в косынке и юбке ниже колен спрашивает у подружки "стиляжного стиля", в красных брюках (для девушки в 50-е годы брюки были одеждой ещё почти скандальной):
– Ты готовишься к фестивалю?
– Да, я уже знаю иностранные слова: нейлон, перлон, буги-вуги...



(Речь идёт о международном фестивале молодёжи и студентов, открывшемся в Москве 28 июля 1957 года). И вот братья Стругацкие поспешили выступить в защиту столь прекрасного материала для нательного белья, как нейлон, в своей повести... Хотя в наше время идея носить нейлоновые майки "из естественной человеческой брезгливости" может вызвать у слушателей разве что усмешку...


Рисунок 1959 года. Речь на нём идёт о том же противостоянии моделей социального поведения...


Рисунок 1964 года. И здесь речь о том же...

Так или иначе, но в ходе всех этих споров и обсуждений 50-х и 60-х годов "модель Ленина-Рахметова" отодвинулась куда-то на периферию общественного сознания, в историю. Она перестала быть актуальной, перестала волновать умы. В центре внимания, обсуждения, критики или защиты оказалась "модель стиляги". О ней просили "рассказывать сказки" дети тех лет, если верить рисункам, но никак не о таких, как Рахметов. Стилягами (или чем-то родственным им по типу социального поведения) были такие популярные литературные персонажи 60-х, как герои "Понедельника" Стругацких или дон Румата. Всё это подготавливало дальнейшие важные передвижки в советском обществе, о которых пойдёт речь дальше.


Рисунок 1957 года (год запуска первого советского спутника). "Мы опять отстали". Как это утверждение знакомо тем, кто жил в годы перестройки...


Карикатура из белорусского журнала "Вожык". Любопытно, что дети ещё не различают стиляг и священников, но уже понимают, что между ними есть нечто общее...

(Продолжение следует).

Посты по теме:
ПИСЬМО 1.
ПИСЬМО 2.
ПИСЬМО 3. Красота — это повторение
ПИСЬМО 4. Всегда ли красота целесообразна?
ПИСЬМО 5. Есть ли в природе реклама?
ПИСЬМО 6. Есть ли у животных эстетическое чувство?
ПИСЬМО 7. Почему красота может "погубить мир"?
ПИСЬМО 8. Красивы ли "Черёмушки"?
ПИСЬМО 9. Аскеты и жизнелюбы
ПИСЬМО 10. Аскетизм и жизнелюбие в истории классов
ПИСЬМО 11. Аскетизм Рахметова
ПИСЬМО 12. Аскетизм Ленина
ПИСЬМО 13. Аскетизм Ленина (окончание)
ПИСЬМО 14. "Модель Ленина-Рахметова" после революции
ПИСЬМО 15. "Великая галстучная дискуссия"
ПИСЬМО 16. Сражение вокруг канарейки
ПИСЬМО 17. "Стиляга" против "Рахметова"
ПИСЬМО 18. Папина "Победа"
ПИСЬМО 19. Стиляги, инкруаябли, мервейёзы и "балы жертв"
ПИСЬМО 20. Модель "Ленина-Рахметова" в 60-е и 70-е годы
ПИСЬМО 21. Победа "стиляг"
ПИСЬМО 22. Краткое содержание предыдущих писем
ПИСЬМО 23. Закон Энгельса, или "Два шага вперёд, шаг назад"
ПИСЬМО 24. Нигилизм в истории красных и ранних христиан
ПИСЬМО 25. Ещё о неизбежности "контрреволюции"
ПИСЬМО 26. Победили ли стиляги? (Краткий обзор откликов)
Tags: История, СССР, Эволюция, переписка Энгельса с Каутским
Subscribe

Posts from This Journal “Эволюция” Tag

promo nemihail 20:00, yesterday 115
Buy for 20 tokens
Как в Аэрофлоте продолбали все полимеры. Фото: Яндекс Картинки Меня, как и многих, до глубины души затронула история с котом Виктором, которому запретили лететь в салоне вместе с его хозяином. Аэрофлоту, конечно, виднее, но я поражаюсь, как пиарщики этой компании бездарно продолбали…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 77 comments