Александр Майсурян (maysuryan) wrote,
Александр Майсурян
maysuryan

Category:

ПИСЬМА ОБ ЭВОЛЮЦИИ (35). Три Бонапарта профессора Устрялова


Рисунок Ивана Малютина "За очередным завтраком". Шарж на дискуссию Бухарина и Устрялова. 1925 год

Николай Устрялов, как уже говорилось, начинал с поддержки адмирала Колчака, в правительство которого входил. Он рассчитывал найти в нём "Бонапарта" русской революции, который на новой, заложенной революцией основе, построит новое великое российское государство. Вскоре, однако, Устрялову стало ясно, что он ошибся: Колчак — не Бонапарт, а только лишь лидер российской Вандеи. О чём он сам позднее писал: "Все мы хотели быть в революции, но фатально оказывались вне её. Все мы кричали о "приятии революции", и не сознавали, что, стремясь ввести её в строго очерченное, понятное нам русло, мы не "приняли" её, а бунтуем против неё. Она шла сама собой, пользуясь теми, кто воистину и до конца слушались её. Мы же очутились на другом берегу. Все мы "глядели в Наполеоны", но за Наполеона принимали Вандеи".
С 1920 года начался переход Устрялова на сторону РСФСР. Его подтолкнул к этому отнюдь не нэп (которого ещё не было, царил военный коммунизм), а во многом военное и государственное строительство большевиков, в которое были вовлечены старые "спецы" и старое офицерство. О своём былом кумире Колчаке Устрялов отныне отзывался пренебрежительно, причисляя его к "дряблым вождям дряблых": "Наша контрреволюция не выдвинула ни одного деятеля в национальные вожди. Все её крупные фигуры органически чуждались власти, не любили, боялись ее. Власть для них была непременно только тяжёлым долгом, "крестом" и "бременем"… ни Алексеев, ни Колчак, ни Деникин не имели эроса власти. Все они, несмотря на личное мужество и прочие моральные качества, были дряблыми вождями дряблых. Революция же сумела идею власти облечь в плоть и кровь, соединив её с темпераментом власти".


"Верховный правитель" России адмирал Александр Колчак (1873—1920). Несостоявшийся русский Бонапарт, оказавшийся, по Устрялову, всего лишь "дряблым вождём дряблых", лишённым "эроса власти"

Устрялов ставил покойному адмиралу и другим белым вождям в пример большевиков:
"Мережковский очень метко уподобляет большевиков марсианам из "Борьбы миров" Уэльса. В самом деле, это словно существа с другой планеты. С особыми чувствами, особым восприятием жизни... железные чудища, с чугунными сердцами, машинными душами, с канатами нервов: "у меня в душе ни одного седого волоса" (Маяковский). Куда же против них дяде Ване или трём сестрам?.. Куда уж нашим "военным" фронтам против них, против их страшных рефлекторов, жгущих конденсированной энергией! Разрушат культуру упадка, напоят землю новой волей — и, миссию свою исполнив, погибнут от микробов своей духовной опустошённости…"

Разумеется, весьма воодушевил Устрялова, как и других сменовеховцев, нэп. Он казался исполнением их ожиданий. Устрялов с энтузиазмом цитировал слова наркома иностранных дел Георгия Чичерина спецкорру «Le Petit Parisien» Луизе Вейс: «Наша внешняя политика есть лишь выражение той новой экономической политики, которая есть настоящий пролетарский термидор». А меньшевистский "Социалистический вестник" приводил и такие слова неких "коммунистов из Москвы": "Дело не так плохо: "термидор" мы сами проделали, проделаем сами и 18-е брюмера".
В этом Устрялов возлагал свои надежды на "совбуров", советскую буржуазию, связанное с ней зажиточное крестьянство и "спецов" (техническую интеллигенцию): "Пусть сейчас «новая буржуазия» заявляет о себе, главным образом, несметными полчищами всевозможных «пенкоснимателей» и спекулянтов дурного тона. Ничего не поделаешь, через них надо пройти, и демагогической травлей их никакого толку не добьёшься... И тогда за ними должна прийти и созидательная буржуазия, выдвинутая и закаленная революцией, — и в первую голову, конечно, тот «крепкий мужичок», без которого немыслимо никакое оздоровление нашего сельского хозяйства, т. е. основы экономического благополучия России". (Ох, сколько же раз в 90-е годы приходилось слышать точно такую же мантру про то, что надо немного подождать, и на смену пенкоснимателям, через которых "надо пройти", "придёт созидательная буржуазия"... Ждали её пришествия в 20-е годы, ждали в 90-е, а она всё никак не идёт. Видно, ждать её святого пришествия до морковкиных заговин. :)

В 1925 году находившийся на тот момент на вершине власти, то есть главный идеолог СССР Николай Бухарин напечатал брошюру "Цезаризм под маской революции" с подзаголовком "По поводу книги проф. Н. Устрялова "Под знаком революции"". Бухарин язвительно напоминал Устрялову его "прошлую любовь — сухопутного адмирала Колчака". "Г-н Устрялов сражался вместе с Колчаком против нас. Теперь, когда он кается, он сражается тоже против нас, но в другой форме: он хочет, оперевшись на "служилую интеллигенцию", переделать нас по образцу и подобию буржуазии, этой "прекрасной дамы" сменовеховства".
"Все его помыслы сводятся к тому, чтобы наполнить диктаторскую форму советской власти буржуазным содержанием, т. е. чтобы вырастить Колчаков, как цыплят в инкубаторе, в пределах и под крышей советской государственности".
"Это есть теория, стратегия, тактика российского фашистского цезаризма. Все элементы этого даны у Устрялова: его национализм, его "национал-большевизм" (некоторые германские фашисты называли себя именно так), его резко выраженный антипарламентаризм... его культ Муссолини, его ставка на гегемонию "ординарной буржуазии", ведущей "крепкого мужичка", его неприкрытый цезаристский идеал, его "национально-империалистические" вожделения, его культ "эроса власти", его борьба (пока осторожная) с социализмом. Он надеется, что все эти элементы "вызреют" не только у него, и вылупится, в конце концов, великий Мессия, который уже по-настоящему взнуздает "сброд"".

Конечно, Бухарин вволю поиронизировал над устряловскими "микробами опустошённости", которые в перспективе должны сгубить большевиков, как земные микробы погубили марсиан Уэллса: "Пока что г. Устрялов хочет заделаться поставщиком этих самых "микробов опустошённости". Ибо, если говорить серьёзно, то "философия эпохи" г-на Устрялова и неверна, и глубоко пессимистична, хотя он этого и не видит... Теория Устрялова... пессимистична потому, что предрекает новый цикл капитализма у нас".
"По Устрялову, коротко и грубо говоря, весь наш социализм — пуф. А не пуф — новое государство, с небывалой широтой размаха своей политики, с чугунными людьми, укрепляющими русское влияние от края до края земли. С этой точки зрения готов нас приветствовать г. Устрялов".
При этом Бухарину, как и другим вождям большевиков, пришлось с досадой оттираться от "поцелуев" харбинского профессора (за знаменитый бухаринский призыв к крестьянству "Обогащайтесь!"):
"Жалею, что аз грешный, в характеристике г-на Устрялова "ортодоксальнейший и чистокровнейший Бухарин (что значит последнее — мне невдомёк. — Н. Б.), суровый столп правоверия, утверждения законов и пророков", ввёл в заблуждение г. Устрялова. Г-н Устрялов решил, что я-де выставил для партии лозунг "обогащайтесь", ставя ставку на деревенского грабителя против бедняка... Жалею, по человечеству, что своей формулировкой дал повод для лишних иллюзий г. Устрялова. (Эта формулировка была, несомненно, ошибочной...)".
В то же время Николай Иванович ещё в 1925-м довольно метко указал на вторую, после ставки на Колчака, крупную ошибку вождя сменовеховцев: "Г-н Устрялов чрезвычайно упрощает свою задачу. Он не видит всей сложности картины, всей её противоречивости. Он берёт только одну тенденцию (и притом вовсе не решающую)... и, хлопая крыльями, поёт, как петух, навстречу восходящему буржуазному солнцу. Но пока, милостивый государь, взойдёт сие буржуазное солнце, коммунистическая роса выест дочиста "очи" деляческой новой буржуазии..." Тут Устрялов в своём прогнозе ошибся, и самым серьёзным образом: нового обострения классовой борьбы в 1928 году он совершенно не предвидел. А Бухарин попал в яблочко...


Большевик и нарком Леонид Красин (1870—1926) на фото и на обёртке карамели "Пролетарская". Своего второго (после Колчака) "Бонапарта" в 20-е годы Устрялов не назвал: то ли не решился, то ли не нашёл подходящего кандидата среди наличных политических фигур. Назвал лишь будущего "Барраса". На эту роль, по его мнению, идеально подходил правый большевик Красин. Н. Устрялов: "Красин в настоящее время является наиболее интересной и ценной фигурой коммунистической партии и советской власти. Он как бы воплощает собою тот «второй день революции», в обстановку которого теперь ступает страна. «Кандидат в русские Баррасы» — он лишён ряда недостатков своего французского прототипа... Красинизм — будущее русской революции, становящееся её настоящим. Красинизм — «готовится». Красинизм — «идёт».

В 1928 году Николай Иванович в одной из речей решил ещё раз потоптаться на "пресловутом профессоре":
"Правда, некоторые "культурные" наши враги, осенённые всей благодатью старого мира, предвещают нам быстрый конец, за нашей, так сказать, "исторической ненадобностью". Так, например, пресловутый профессор Устрялов считает, что мы победили потому, что мы были, по сравнению со всеми "белыми", людьми много более энергичными. Однако нам всё же предстоит погибнуть по всем правилам устряловского гороскопа... "Железные чудища, с чугунными сердцами, машинными душами, с канатами нервов... Куда же против них дяде Ване или трём сёстрам? Куда уж нашим "военным" фронтам против них, против их страшных рефлекторов, жгущих конденсированной энергией! Разрушат культуру упадка, напоят землю новой волей и, миссию свою исполнив, погибнут от микробов своей опустошённости". Г-н Устрялов предвидел, правда, кое-каких нытиков, начавших "внутренне опустошаться", в своей "опустошённости" начавших даже атаку против всего нашего дела. Но эти "микробы" были передвинуты на более северную зону. (Смех, бурные аплодисменты.) [Здесь Бухарин подразумевал, разумеется, своих главных оппонентов — Троцкого и троцкистов, зимой 1927/1928 годов отправленных в ссылки. — А. М.] Что же касается нашей "опустошённости", "опустошённости" нашей партии, то г-н Устрялов оказался пророком поистине никудышным. Партия настолько "опустошилась", что рабочий класс на попытку "микробов" погомозиться в порах партийного организма ответил посылкой армии в сто тысяч бойцов, которые влились прямо от станка в коммунистические ряды. [Речь идёт о "ленинском призыве" в партию. — А. М.] "Железные чудища" разгромили белых вовсе не потому, что Колчаки и Деникины были воплощением трех сестёр (то, что они тоже кричали: "В Москву! в Москву!", делало их мало похожими на провинциальных барышень: профессиональные вешатели, они имели и пушки, и иностранное золото!). "Железные чудища" разгромили их потому, что вели за собою массы, что опирались на пролетариат. И эти "железные чудища" не только не собираются помирать от каких-то дрянных микробов, а смело и твёрдо строят и бьются, с ещё более возросшей энергией, с полным сознанием своей творческой миссии, на всех фронтах культуры, ведя массы к новым и новым победам и преодолевая со зверским упорством отчаянные трудности на своём пути".

Вслед за 1928 годом настал и "год великого перелома", 1929-й, когда и чаемый Устряловым "крепкий мужичок", и тесно связанная с ним "новая буржуазия" получили тяжелейший удар под дых. (Правда, заодно с ними свой удар получил и автор лозунга "Обогащайтесь!"). Для Устрялова всё происшедшее было совершенно непредвиденным и неожиданным разочарованием. Но он, надо отдать ему должное, стойко выдержал удар истории. С 1929 года он начал поиски нового "советского Бонапарта", и даже "нашёл" его, но эта находка оказалась для него роковой...

Описание третьей и последней, фатальной ошибки Устрялова в неустанных поисках "российского Бонапарта" отнесу, пожалуй, к следующему посту серии. Потому что данный пост уже превысил максимальный объём допустимого в современных соцсетях, для которых даже древние спартанцы были бы нестерпимыми болтунами. :)


Третий и последний кандидат Устрялова в "русские Бонапарты" (на фото снят в январе 1936 года) также в эту должность не вступил. Но об этом — в следующий раз...

(Продолжение следует).

ПОЛНОЕ ОГЛАВЛЕНИЕ СЕРИИ
Tags: История, СССР, Устрялов Смена вех, Эволюция, переписка Энгельса с Каутским
Subscribe

Posts from This Journal “Эволюция” Tag

promo maysuryan june 16, 2016 00:35 12
Buy for 10 tokens
СЕНТЯБРЬ. ОКТЯБРЬ. НОЯБРЬ КРАСНЫЕ И БЕЛЫЕ ДАТЫ (список будет пополняться): 5 января 1918 (23 декабря 1917) – нарком просвещения А. Луначарский подписал Декрет о введении нового правописания 19 (6) января 1918 – матрос Железняк сказал: "Караул устал!" 21 января 1924 – день памяти…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments