Александр Майсурян (maysuryan) wrote,
Александр Майсурян
maysuryan

Category:

Горький. «Лицо его часто меняется»


А.М. Горький

28 (16) марта — день рождения Алексея Максимовича Горького (1868—1936). В позднесоветский период было принято рисовать писателя исключительно в восторженных тонах, начисто забывая его абсолютно контрреволюционную позицию в дни Октября, с его «Несвоевременными мыслями», да и другие столь же знаковые антиреволюционные поступки позднее. В 1920-е годы в СССР преобладало гораздо более здоровое отношение к этому писателю, нежели позднее — не восторженно-прославляющее, а снисходительно-насмешливое. Никто не забывал о его ошибках и метаниях в годы революции и позднее.
О тогдашнем настрое можно судить, например, по этой пародии на горьковскую «Песню о Буревестнике». Её написал советский поэт Анатолий Д’Актиль (1890—1942) в 1928 году, к 60-летию писателя.

«Песня о Буревестнике»
Напророчил Буревестник несказанные событья…
Буря грянула сильнее и скорей, чем ожидалось.
И в зигзагах белых молний опалив до боли перья,
Притащился Буревестник, волоча по камням крылья:
Так и так, мол, Буревестник.
Тот, который… Честь имею.
И сказали буйной птице:
— Мы заслуги ваши ценим.
Но ответьте на вопросы общепринятой анкеты:
Что вы делали, во-первых, до семнадцатого года?
Вздыбил перья Буревестник и ответил гордо:
— Реял.




Алексей Горький и Мария Андреева


Горький и Лев Толстой. С фотографии 1901 года

— Во-вторых, в чем ваша вера? Изложите вкрадце credo.
Покосился Буревестник:
— Я предтеча вашей бури. Верю в то, что надо реять и взывать к её раскатам.
— В-третьих: какова ваша специальность? Что умеете вы делать?
Покривился Буревестник и сказал:
— Умею реять.
— Ну, а чем служить могли бы в обстоятельствах момента?
И, смутившись, Буревестник прошептал:
— Я реять мог бы!
— Нет, — сказали буйной птице. — Нам сейчас другое нужно.
Не могли бы вы, примерно, возглавлять хозучрежденье?
Или заняли, быть может, пост второго казначея
при президиуме съездов потребительских коопов?
Или в области культуры согласились по районам
инспектировать работу изб-читален и ликбезов?
Или, в крайности, на курсах изучили счетоводство
и пошли служить помбухом по десятому разряду?
— Ах! — промолвил Буревестник. — Я, по совести, не мастер на ликбезы и коопы,
на торговые балансы и бухгалтерские книги... Если реять — я согласен!
Почесались на такие Буревестниковы речи —
и свезли назавтра птицу без особого почёта
в помещение музея при «Архивах революций»:
Отвели большую клетку, подписали норму корму и повесили плакатик:
«БУРЕВЕСТНИК.
Тот, который»...
Мало кто, в музей забредши, между многих экспонатов
отмечает с уваженьем запылившуюся клетку.
Только я, седой романтик, воспитавшийся на вольных
Буревестниковых криках, живо помнящий те годы,
в кои над морским простором гордо реял Буревестник,
чёрной молнии подобный, и вопил, обуреваем духом пламенного бунта:
— Бури! Бури! Дайте бурю! Пусть сильнее грянет буря!
Только я, седой романтик, прихожу по воскресеньям в помещение музея,
приношу обрюзгшей птице канареечное семя,
заменяю в ржавой банке застоявшуюся воду и —
с оглядкой на прохожих — говорю не очень громко:
— Пребывай себе в почёте, птичка Божья — Буревестник!



Максим Горький, Мария Андреева, Наталья Нордман, Илья Репин. Поместье Пенаты, Куоккала. 1905 год. Автор фото: Карл Булла.


Рисунок из журнала «Вампир» к аресту Горького. 1905 год. Художник спародировал известную картину Николая Ярошенко «Всюду жизнь» (1888).

И даже так:


Французская карикатура. 1905 год


Неизвестный автор. До 1917 года. Карикатура на выход Горького из РСДРП. «С.-д. и М. Горький. (К исключению М. Горького из партии с.-д.). С поличным на месте преступления». «Преступлением» Горького в глазах правоверного эсдека с томиком Маркса под мышкой, по версии художника, якобы явилась буржуазная роскошь (ананасы с шампанским).

Между тем были моменты, когда Горький балансировал на границе белых и красных, из эмиграции настолько резко критикуя последних, что те уже готовы были его окончательно перевести в разряд врагов РСФСР. Что подтверждает, например, такой характерный рисунок:


«Остерегись, Максим! Гляди, как бы и тебя не пришлось зачеркнуть!» Карикатура на М. Горького после его выступления в защиту эсеров («Рабочий». 1922 год).

В том же духе, хотя и менее резкий, рисунок из сатирического журнала «Красный перец» 1923 года:


«Чичас — блондин, чичас — брунет.
— Тов. редактор, вы просили сделать для газеты портрет Максима Горького. Так это очень трудно. У него лицо часто меняется». Рисунок Мина. 1 июля 1923 года. Журнал «Красный перец»


Помню, как ещё в доперестроечное время, когда я раскрыл советскую энциклопедию 20-х годов, меня поразила характеристика Горького как «писателя-попутчика» революции... Ведь тогда Горького принято было характеризовать почти только в одних хвалебных тонах и превосходных степенях.


Рисунок Д. Мельникова по случаю возвращения Горького на родину. 1928 год. «Литераторы: — Непонятно! Алексею Максимовичу, глядя на нас, радоваться бы да радоваться, а он плачет горькими слезами».


Борис Ефимов. Дружеские шаржи на А.М. Горького, 1928 и 1932 годов


Виктор Дени. 1928 год. Горький и моська. Карикатура на критику Горького меньшевиком Фёдором Даном в эмигрантском журнале «Социалистический вестник».


Виктор Дени. Рисунок 1931 года. «Правда Горького колет глаза нашим врагам. Бешеная ненависть буржуазии к Максиму Горькому — это ненависть к миллионам, строящим социализм».


Николай Радлов. Горький ликвидирует безграмотность. Шарж 1933 года. Изображены писатели: у доски стоит Иван Дмитроченко, сидят Михаил Чумандрин, М. Казаков, Михаил Слонимский и Мариэтта Шагинян.


Николай Радлов. Горький и его дети. Среди «детей»: Бабель, Шагинян, Маршак, Чуковский, Всеволод Иванов, Алексей Толстой, кинорежиссёр Васильев, художник Исаак Бродский и другие.


Николай Радлов. Шарж на писателей в виде «атлантов». Справа — Шекспир и Горький

Л.Д. Троцкий сразу после смерти писателя в 1936 году посвятил ему некролог, который более взвешенно и с меньшей степенью лакировки освещал его противоречивую позицию. Привожу выдержку из него:
«...Глубже всего в этом необыкновенном самоучке сидело преклонение пред культурой: первое, запоздалое приобщение к ней как бы обожгло его на всю жизнь. Горькому не хватало ни подлинной школы мысли, ни исторической интуиции, чтоб установить между собой и культурой должную дистанцию и тем завоевать для себя необходимую свободу критической оценки. В его отношении к культуре всегда оставалось немало фетишизма и идолопоклонства.


Иосиф Серебряный. На V (Лондонском) съезде РСДРП в 1907 году. 1947. На картине молодой Ворошилов внимательно слушает разговор В.И. Ленина, И.В. Сталина и Максима Горького


Лотфулла Фаттахов. Горький среди артистов МХАТа. 1964

К войне Горький подошел прежде всего с чувством страха за культурные ценности человечества. Он был не столько интернационалистом, сколько культурным космополитом, правда, русским до мозга костей. До революционного взгляда на войну он не поднялся, как и до диалектического взгляда на культуру. Но всё же он был многими головами выше патриотической интеллигентской братии.
Революцию 1917 года Горький встретил с тревогой, почти как директор музея культуры: «разнузданные» солдаты и «неработающие» рабочие внушали ему прямой ужас. Бурное и хаотическое восстание в июльские дни вызвало в нем только отвращение. Он снова сошёлся с левым крылом интеллигенции, которое соглашалось на революцию, но без беспорядка. Октябрьский переворот он встретил, в качестве прямого врага, правда, страдательного, а не активного.
Горькому очень трудно было примириться с фактом победоносного переворота: в стране царила разруха, интеллигенция голодала и подвергалась гонениям, культура была или казалась в опасности. В те первые годы он выступал преимущественно, как посредник между советской властью и старой интеллигенцией, как ходатай за неё перед революцией. Ленин, ценивший и любивший Горького, очень опасался, что тот станет жертвой своих связей и своих слабостей, и добился, в конце концов, его добровольного выезда заграницу.


Дмитрий Налбандян. Ленин в гостях у Горького 20 октября 1920 года слушает Аппассионату. 1956

С советским режимом Горький примирился лишь после того, как прекратился «беспорядок», и началось экономическое и культурное восхождение. Он горячо оценил гигантское движение народных масс к просвещению и, в благодарность за это, задним числом благословил Октябрьский переворот.
Последний период его жизни был несомненным периодом заката. Но и этот закат входит закономерной частью в его жизненную орбиту. Дидактизм его натуры получил теперь широкий простор. Горький неутомимо учил молодых писателей, даже школьников, учил не всегда тому, чему следует, но с искренней настойчивостью и душевной щедростью, которые с избытком искупали его слишком вместительную дружбу с бюрократией. И в этой дружбе, наряду с человеческими, слишком человеческими чертами, жила и преобладала всё та же забота о технике, науке, искусстве: «просвещённый абсолютизм» хорошо уживается со служением «культуре». Горький верил, что без бюрократии не было бы ни тракторов, ни пятилетних планов, ни, главное, типографских машин и запасов бумаги. Заодно он уж прощал бюрократии плохое качество бумаги, и даже нестерпимо византийский характер той литературы, которая именовалась «пролетарской».


Анатолий Яр-Кравченко. А.М. Горький читает И.В. Сталину, В.М. Молотову и К.Е. Ворошилову свою сказку «Девушка и смерть» 11 октября 1931 года. 1949

Белая эмиграция, в большинстве своём, относится к Горькому с ненавистью и третирует его не иначе, как «изменника». Чему собственно изменил Горький, остаётся неясным; надо, всё же, думать идеалам частной собственности. Ненависть к Горькому «бывших людей» бельэтажа — законная и вместе почётная дань этому большому человеку.
В советской печати едва остывшую фигуру Горького стремятся завалить горами неумеренных и фальшивых восхвалений. Его иначе не именуют, как «гением», и даже «величайшим гением». Горький наверняка поморщился бы от такого рода преувеличений. Но печать бюрократической посредственности имеет свои критерии: если Сталин с Кагановичем и Микояном возведены заживо в гении, то, разумеется, Максиму Горькому никак нельзя отказать в этом эпитете после смерти.


Александр Герасимов. И.В. Сталин и А.М. Горький на прогулке. 1948

На самом деле Горький войдёт в книгу русской литературы, как непререкаемо ясный и убедительный пример огромного литературного таланта, которого не коснулось, однако, дуновение гениальности.
Незачем говорить, что покойного писателя изображают сейчас в Москве непреклонным революционером и твердокаменным большевиком. Всё это бюрократические враки! К большевизму Горький близко подошёл около 1905 года, вместе с целым слоем демократических попутчиков. Вместе с ними он отошёл от большевиков, не теряя, однако, личных и дружественных связей с ними... Его вражда к большевикам в период Октябрьской революции и гражданской войны, как и его сближение с термидорианской бюрократией, слишком ясно показывают, что Горький никогда не был революционером. Но он был сателлитом революции, связанным с нею непреодолимым законом тяготения и всю свою жизнь вокруг неё вращавшимся. Как все сателлиты, он проходил разные «фазы»: солнце революции освещало иногда его лицо, иногда спину. Но во всех своих фазах Горький оставался верен себе, своей собственной, очень богатой, простой и вместе сложной натуре. Мы провожаем его без нот интимности и без преувеличенных похвал, но с уважением и благодарностью: этот большой писатель и большой человек навсегда вошёл в историю народа, прокладывающего новые исторические пути».


П. Котов. М. Горький на Днепрогэсе. 1951


К.Е.Ворошилов и А.М. Горький в тире ЦДКА в 1933 году. С картины художника Василия Сварога


Василий Ефанов (1900—1978). И.В. Сталин, В.М. Молотов и К.Е. Ворошилов у постели больного А.М. Горького. 1940

Tags: Даты, История, Россия, СССР, Троцкий, красные даты, личности
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo maysuryan июнь 16, 2016 00:35 12
Buy for 10 tokens
ЯНВАРЬ. ФЕВРАЛЬ. МАРТ. АПРЕЛЬ. МАЙ. ИЮНЬ. ИЮЛЬ. АВГУСТ. СЕНТЯБРЬ. ОКТЯБРЬ. НОЯБРЬ. ДЕКАБРЬ. РОССИЯ ДО ХХ ВЕКА. ЭПОХА НИКОЛАЯ II. 1917 ГОД. ЭПОХА ЛЕНИНА. ЭПОХА СТАЛИНА. ЭПОХА ХРУЩЁВА. ЭПОХА БРЕЖНЕВА. ЭПОХА ГОРБАЧЁВА. ЭПОХА ЕЛЬЦИНА Несколько листков из советского и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 99 comments

Recent Posts from This Journal