Александр Майсурян (maysuryan) wrote,
Александр Майсурян
maysuryan

Categories:

550 лет Макиавелли. "Умный писатель по государственным вопросам"


Никколо Макиавелли. Художник Санти ди Тито

3 мая исполнилось 550 лет со дня рождения Никколо Макиавелли (1469-1527), мыслителя и государственного деятеля Флорентийской республики. Мало кто из авторов того давнего времени до сих пор продолжает навлекать на себя столько упрёков и обвинений, вызывать столько споров. И одно это показывает всё историческое значение его наследия. В центре которого, конечно, небольшая книжка «Государь» (или «Князь»), которая представляет собой, по устоявшемуся мнению, набор крайне циничных советов, как следует добиваться власти и удерживать её.
Творчество Макиавелли высоко ценил В.И. Ленин (об этом ещё пойдёт речь ниже), да и не только он один. На самом деле всё значение флорентийского мыслителя в том, что он в свою эпоху счистил с политики шелуху лицемерных религиозных слов и впервые показал её в чистом виде, как науку. Науку приобретения и сохранения власти. Сам этот подход глубоко шокировал современников и продолжает шокировать многих до сих пор, но это, разумеется, единственно возможный научный подход.
Возьмём в качестве примера рассуждение Макиавелли, известное как афоризм: «Все вооружённые пророки побеждали, а все безоружные — гибли». Вроде бы это простое на вид умозаключение не вызывает сейчас бурного неприятия, и люди даже склонны с ним соглашаться, за 500 лет как-то постепенно примирившись с ним. Но надо понять, что и оно — шокирующее, особенно по тем временам. Как это: делить пророков на «вооружённых» и «безоружных», что за абсурд, чтобы не сказать больше — кощунство?! Когда искони их делили на «истинных пророков» и «лжепророков»? Но, немножко подумав, мы поймём, что, с точки зрения научного подхода (если, конечно, рассматривать историю и политику как науку), как раз второе деление абсолютно бессмысленно. И «циничное» умозаключение Макиавелли абсолютно правильно.
И вот таков Макиавелли во всём: он аккуратно и безжалостно счищает с сути явлений словесный мусор, после чего они предстают перед нами в непривычной наготе. Можно сказать, что он бесцеремонно раздевает всех государей и князей, превращая их в голых королей. Естественно, это вызывало протест 500 лет назад, при его жизни, и продолжает вызывать протест сейчас. Особенно забавно, когда этот протест раздаётся от «левых» и, прости господи, «марксистов». :)
Высоко ценили Макиавелли Герцен, говоривший о его «озлобленной мудрости», Бакунин, называвший его труды «бессмертными», а его самого — «великим основоположником позитивистской политики». «Он просто-напросто представил историю естественной, — писал Бакунин, — создал физиологическое описание такого общества, каким оно предстало его глазам, и вывел его основные принципы. Из самих глубин исторического прошлого и настоящего Италии он лучше, чем кто-либо до него и даже после него, сумел извлечь вечные законы политики».
Владимир Ильич Ленин ссылался на Никколо Макиавелли, не называя, впрочем, его по имени: «Один умный писатель по государственным вопросам справедливо сказал, что если необходимо для осуществления известной политической цели пойти на ряд жестокостей, то надо осуществлять их самым энергичным образом и в самый кратчайший срок, ибо длительного применения жестокостей народные массы не вынесут». Вот цитата Макиавелли (из его самой знаменитой работы «Государь»), которую подразумевал Ленин: «Жестокость применена хорошо в тех случаях — если позволительно дурное называть хорошим, — когда её проявляют сразу и по соображениям безопасности, не упорствуют в ней и по возможности обращают на благо подданных; и плохо применена в тех случаях, когда поначалу расправы совершаются редко, но со временем учащаются, а не становятся реже. Действуя первым способом, можно... удержать власть; действуя вторым — невозможно. Отсюда следует, что тот, кто овладевает государством, должен предусмотреть все обиды, чтобы покончить с ними разом; тогда люди понемногу успокоятся, и государь сможет, делая им добро, постепенно завоевать их расположение».
Если мы вчитаемся внимательно даже и в данное рассуждение, то мы увидим, что его автор — никакой не «циник», высшей, необсуждаемой ценностью для него неизменно остаются «благо подданных» и «добро» для них, а не что-то иное. А жестокость «дурна», хотя в некоторых случаях, увы, и необходима.
Со строчками флорентийского писателя перекликаются известные слова Н.Г. Чернышевского, которые любил Ленин: «Исторический путь — не тротуар Невского проспекта («чистый, широкий, ровный тротуар совершенно прямой главной улицы Петербурга», — пояснял к этому Владимир Ильич); он идёт целиком через поля, то пыльные, то грязные, то через болота, то через дебри. Кто боится быть покрыт пылью и выпачкать сапоги, тот не принимайся за общественную деятельность. Она — занятие благотворное для людей, когда вы думаете действительно о пользе людей, но занятие не совсем опрятное. Правда, впрочем, что нравственную чистоту можно понимать различно: иному, может быть, кажется, что, например, Юдифь не запятнала себя». Заметим, что и тут ценности определены практически так же: превыше всего — «польза людей», именно о ней следует думать хорошему политику. Ленин писал: «Ещё Чернышевский сказал: кто боится испачкать себе руки, пусть не берётся за политическую деятельность... Наивные белоручки только вредят в политике своей боязнью прямо смотреть на суть дела».


Советское издание сочинений Макиавелли, подготовленное в 1934 году главой издательства "Academia" Львом Каменевым, с его предисловием. Говорят, что один из экземпляров Каменев преподнёс Сталину, который тоже был внимательным читателем итальянца. К сожалению, пометки Сталина на полях книги Макиавелли до сих пор не опубликованы

А один из друзей флорентийского философа замечал ему: «Я не верю, что идиоты постигнут ход ваших мыслей, тогда как мудрых мало, и встречаются они нечасто. Ежедневно я прихожу к выводу, что вы превосходите даже тех пророков, что рождались у евреев и иных народов». Что ж, мы видим, что и теперь, спустя полтысячи лет, людей, способных понять ход рассуждений мыслителя, на удивление мало...
Из письма Макиавелли: «С наступлением вечера я возвращаюсь домой и иду в свою рабочую комнату. У двери я сбрасываю крестьянское платье, всё в грязи и слякоти, облачаюсь в царственную придворную одежду и, переодетый достойным образом, иду к античным дворам людей древности. Там, любезно ими принятый, я насыщаюсь пищей, единственно пригодной мне, и для которой я рождён. Там я не стесняюсь разговаривать с ними и спрашивать о смысле их деяний, и они, по свойственной им человечности, отвечают мне. И на протяжении четырёх часов я не чувствую никакой тоски, забываю все тревоги, не боюсь бедности, меня не пугает смерть, и я весь переношусь к ним».
В заключение — ещё несколько афористичных высказываний Никколо Макиавелли:
«Умы бывают трёх видов: один всё постигает сам; другой может понять, что постиг первый; третий сам ничего не постигает и постигнутого другими понять не может».
«Следует заранее примириться с тем, что всякое решение сомнительно, ибо это в порядке вещей, что, избегнув одной неприятности, попадёшь в другую».
«Не золото, как провозглашает всеобщее мнение, а хорошие солдаты суть пружина войны, ибо за золото не всегда найдёшь добрых солдат, а хорошие солдаты всегда достанут золото».

А это хороший совет для нынешних (да и не только нынешних) революционеров:
«Какое бы дело мы ни затевали, время всегда кажется неподходящим, и никогда не бывает абсолютно благоприятных обстоятельств. Кто ждёт идеального случая, так никогда и не начнёт дела, а если и начнёт, то зачастую его ожидает печальный конец».
И, наконец, ещё одна грустная истина:
«У победителя много друзей, и лишь у побеждённого они настоящие».



P. S. А это, если кому интересно, из того самого предисловия Льва Борисовича Каменева к собранию сочинений Макиавелли 1934 года.
«Включение произведений Никколо Макиавелли в серию изданий Academia не требует оправданий. События, послужившие стимулом творчества Макиавелли, самые его произведения — публицистические, исторические, художественные, — острая борьба, кипевшая в течение столетий вокруг его имени, — всё это крупнейшие факты культурной истории Европы. Советский читатель, который неизбежно сталкивается с именем Макиавелли и в историко-политических исследованиях, и в злободневных передовицах современной прессы ("макиавеллизм", "макиавеллевская политика" и т. п.), и на страницах художественной прозы, вправе требовать, чтобы перед ним были положены подлинные, аутентичные тексты секретаря Флорентийской республики XVI века. Навстречу этой потребности и идет издательство Academia".
"Этот секретарь флорентийских банкиров и их посол при папском дворе — вольно или невольно — создал снаряд громадной взрывчатой силы, который в течение веков беспокоил умы господствующих... Этот слуга флорентийской олигархии не боялся смотреть политической действительности своего времени прямо в глаза и своим пером издырявил вконец — хоть брось! — все широковещательные знамена и трухлявые тряпки, которыми можно было бы прикрыть ожесточенную свалку его хозяев, боровшихся за власть над трудящейся массой. Своей пятилистной книжкой он сразу сделал смешными почтеннейших докторов, авторов бесчисленного количества богословско-нравственно-политических трактатов, посвященных познанию сущности политической власти и переполненных ссылками на философию Аристотеля, законодательство Моисея и заповеди апостола Павла.
Это было великолепно по своей обнажённой правдивости — и потому страшно. Попы, придворные, государствоведы и короли бросились опровергать секретаря флорентийской олигархии. Чем ближе их практика подходила к наблюдениям Макиавелли, тем решительнее опровергали они его формулы. Секретарь ордена иезуитов 1 честил его "диавольским сосудом преступлений", "писателем нечестивым и безбожным". Апологеты абсолютной монархии находили его рассуждения безнравственными и жестокими и полагали, что вообще "никогда не существовало человека, который до такой степени был бы погружен в омут пороков, как этот флорентиец". Представитель безудержного деспотизма, прусский король Фридрих, так называемый "Великий", написал "Анти-Макиавелли". Имя Макиавелли было обращено теми, кто заинтересован в сокрытии подлинного характера власти в феодальном и буржуазном обществе, в нарицательное обозначение политического цинизма.
Между тем цинизм не в словах Макиавелли, а в том, что этими словами описано. Безнравственность, преступность, жестокость книги Макиавелли о "Князе" исчерпывается тем, что он в ней решился — употребляя выражение Лассаля — aussprechen was ist, высказать то, что есть. И если картина отношений господства в феодальном и буржуазном обществе, выступающая со страниц Макиавелли, не могла не вызвать возмущения и негодования господствующих, но зато она не могла не привлечь и внимания тех, кто в той или другой степени был склонен отнестись к ней критически. "Мы должны быть благодарны Макиавелли и другим подобным писателям, которые открыто и ничего не замаскировывая изображали то, как люди обычно поступали, а не то, как они должны были поступать", — писал Ф. Бэкон, этот "истинный родоначальник английского материализма и вообще опытных наук новейшего времени", по характеристике Маркса. Так же отнёсся к секретарю Совета Десяти и Гегель, решительно отказавшийся от какой бы то ни было морализующей оценки Макиавелли и увидевший в его "безнравственной" и "безбожной" проповеди лишь фиксацию методов политической борьбы, неизбежно господствующих в известную эпоху человеческой истории. "В высшем смысле необходимости Макиавелли, — писал Гегель, — установил основные положения образования государств, по которым и нужно было образовать государства в тогдашних условиях".
Молодой Маркс выписывал в тетради, в которых зрели зародыши "Коммунистического манифеста", чеканные афоризмы "Рассуждений о Тите Ливии", неоднократно перечитывал Макиавелли впоследствии и находил, по крайней мере, некоторые из его работ "мастерскими произведениями", "шедеврами". А Энгельс внёс этот "диавольскии сосуд преступлений" в свою галерею "титанов" Возрождения, великих разрушителей феодальной культуры, которых основоположники научного социализма особенно ценили потому, что, выполняя своё историческое дело, будучи строителями нового буржуазного государства, они "не были по-мещански ограниченными" ("Диалектика природы"). Зоркий глаз авторов "Коммунистического манифеста" разглядел в рассуждениях и заметках флорентийского секретаря зачатки теории классовой борьбы, свободное от всякого мистицизма и идеализма проникновение в сущность государства и борьбы за власть, великолепную реалистическую картину современных автору политических отношений."


Андрей Вышинский

Любопытно, что на процессе Каменева-Зиновьева в августе 1936 года это предисловие Каменева вспомнил... государственный обвинитель Андрей Вышинский. В своей обвинительной речи он его обширно цитировал и вот что, в частности, сказал:
"Я позволю себе сослаться на одну книжку Макиавелли (том I-й). Она издана в 1934 году издательством "Академия", которым руководил тогда Каменев, с предисловием Каменева. Очень интересная книга. Она была написана в XVI веке. Автор написал эту книгу для князя, поучая его науке управления государством, в соответствии с его княжескими интересами. Макиавелли писал: "Вы должны знать, что бороться можно двояко: один род борьбы — это законы, другой — сила; первый свойствен человеку, второй — зверю. Так как, однако, первого очень часто недостаточно — приходится обращаться ко второму. Следовательно, князю необходимо уметь хорошо владеть природой как зверя, так и человека".
Каменеву это очень понравилось, и он написал в кратком предсловии к этой книге несколько следующих интереснейших слов: "Мастер политического афоризма и блестящий диалектик..." (Это Макиавелли, по Каменеву, диалектик! Этот прожжённый плут оказывается диалектиком!). "Мастер политического афоризма..." Хорош афоризм! Макиавелли писал: действовать при помощи закона — это свойственно людям, при помощи силы — это свойственно зверю; следуй этой звериной политике, и ты, — говорит Макиавелли, — достигнешь своих целей. И это подсудимый Каменев называет "мастерством политического афоризма"... Хорош у вас, Каменев, был учитель, но вы (в этом надо вам отдать должное) превзошли своего учителя... Вы, Каменев, перенесли эти правила Макиавелли и развили их до величайшей беспринципности и безнравственности, модернизировали и усовершенствовали их.
Я вас не прошу, товарищи судьи, рассматривать эту книгу в качестве одного из вещественных доказательств по данному делу... Я просто счёл необходимым... показать тот идейный источник, которым питались в это время Каменевы и Зиновьевы, пытающиеся ещё и сейчас на процессе сохранить благородный вид марксистов, умеющих мыслить и рассуждать в соответствии с принципами марксизма.
Бросьте эту шутовскую комедию. Откройте, наконец, и до конца свои настоящие лица. Здесь о книге Макиавелли Каменев говорит, как о снаряде огромной взрывчатой силы. Очевидно, Каменев и Зиновьев хотели воспользоваться этим снарядом, чтобы взорвать и наше социалистическое отечество. Просчитались. И хотя Макиавелли перед ними щенок и деревенщина, но всё же он был их духовным наставником."

Совсем недавно я писал о том, какую переоценку во второй половине 30-х годов проходили некоторые исторические деятели. Сергей Нечаев из "титана революции" (как о нём говорил Ленин) превратился в "уголовного преступника" (отзыв Большой Советской энциклопедии тех лет). Как видим, Макиавелли тоже из "умного писателя по государственным вопросам", по характеристике Ленина, стал "прожжённым плутом", по оценке Вышинского... И, конечно, очень сложно предположить, что эта переоценка была случайной. Ведь можно отметить нечто общее: во всех случаях она приближалась к той, которая существовала до 1917 года.

Продолжение темы
Tags: Даты, История, Ленин, личности
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo nemihail 20:00, yesterday 115
Buy for 20 tokens
Как в Аэрофлоте продолбали все полимеры. Фото: Яндекс Картинки Меня, как и многих, до глубины души затронула история с котом Виктором, которому запретили лететь в салоне вместе с его хозяином. Аэрофлоту, конечно, виднее, но я поражаюсь, как пиарщики этой компании бездарно продолбали…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments