Александр Майсурян (maysuryan) wrote,
Александр Майсурян
maysuryan

Category:

ПИСЬМА ОБ ЭВОЛЮЦИИ (56). «Левый поворот»

Итак, продолжим рассматривать «классовую историю» СССР, а именно начавшийся в 1928 году «левый поворот» против буржуазии (нэпманов) и кулачества. Возникает вопрос: а на кого же опёрлась правящая партия в разгоревшейся в стране классовой борьбе? Ответ прозвучит несколько «неожиданно»: ровно на тех же, на кого она опиралась в похожей ситуации в 1918 году.

1. Во-первых, разумеется, это были рабочие. В деревню для создания колхозов в ноябре 1929 года были командированы так называемые «двадцатипятитысячники»: 25 тысяч рабочих (в реальности их оказалось более 27 тысяч человек). Как известно, Михаил Шолохов в «Поднятой целине» сделал одного из таких «двадцатипятитысячников», рабочего Давыдова, главным героем романа. «Двадцатипятитысячники» вступали в острый конфликт с зажиточной частью крестьянства. Отражение насмешливого отношения к ним на селе мы находим и в фольклоре тех лет:
«Двадцатипятитысячник принимает колхоз. Ему поясняют: «Этот племенной бык осеменяет всех здешних коров. Кроме того, к нему приводят коров из соседних сёл». «Безобразие! Я этот разврат прекращу раз и навсегда, — говорит новый председатель. — Сдать его на мясо в счёт госпоставок».

«В колхоз прибыл двадцатипятитысячник, собрал вечером всех колхозников и приказал, чтобы утром все уехали в поле на сев. На следующее утро колхозники выехали в поле. На последней телеге едет сам двадцатипятитысячник. За селом все подводы остановились. «Товарищи! Что случилось? Чего стали?» — «Товарищ двадцатипятитысячник, как мы будем сеять, когда орчик забыли взять?» — «Езжайте и не задерживайтесь! Сегодня будем сеять овес. Орчики завтра посеем».

По шолоховскому роману, мы привыкли видеть в «двадцатипятитысячниках» важную опору власти на селе, и на этом фоне вот этот рисунок из советской печати может показаться несколько неожиданным:


Рисунок П. Белянина. 1930 год. «На необитаемом острове.
— Как же это он тут жил? Без связи, позабытый и оставленный...
— По всем признакам — двадцатипятитысячник!»


Рабочий-«двадцатипятитысячник» позабыт и заброшен властями, как Робинзон Крузо на необитаемом острове. Да могло ли так быть? — может усомниться современный читатель. В качестве иллюстрации можно привести любопытный документ: письмо одного из двадцатипятитысячников в... «Бюллетень оппозиции» Троцкого летом 1930 года. Как видим, были среди «двадцатипятитысячников» и тайные сторонники левой оппозиции. Давыдов или Нагульнов, пишущие письмо Троцкому, в заграничный оппозиционный журнал, — до такого поворота сюжета Шолохов не додумался! :) А этот корреспондент «БО» с огорчением описывал происходивший в тот момент «отлив» в колхозном движении, возвраты имущества кулакам при попустительстве властей, массовое бегство из колхозов и приводил такие популярные в тот момент среди крестьян частушки:
Расти грива, расти хвост,
Не пойду больше в колхоз,
Как на нашем озерьке
Серы утки крякают
Из колхоза все бегут,
Только сумки брякают.

Описывал также настроения неуверенности и колебаний, царившие даже среди бедноты: «В одной деревне моего района под пасху, когда жители были в церкви, начался пожар. Мужики из церкви долго не выходили тушить, так как имеющаяся там подпольная контр-революционная группа предупредила заранее, что, если начнётся пожар, из церкви не выходить потому, что будет «перемена власти». Этот случай недвусмысленно говорит о деревенских настроениях полной неуверенности в завтрашнем дне». Автор письма также писал, что уже внутри колхозов на почве резко взлетевших базарных цен на хлеб растёт новая обогатившаяся верхушка. «Таким образом, — заключал он, — мы вернулись к исходной точке — на смену раскулаченным и высланным на унавоженной центристскими иллюзиями земле пробиваются новые капиталистические побеги».
Конечно, это всего лишь моментальный снимок происходившего летом 1930 года, и только в одной местности. Но он позволяет понять — именно благодаря тому, что это взгляд оппозиционера — насколько непросто развивалась в то время классовая борьба в деревне.

А официальная печать в 1928 году резко поменяла свой прежний тон по отношению к кулачеству. Прежние карикатуры на раздутое троцкистами смешное и неправдоподобное страшилище-«кулака» исчезли без следа. Зато появился сам кулак — и уже в качестве серьёзного, опасного и безжалостного врага. В тот момент для «центристской» прессы это было весьма свежо и ново... Вот один из первых рисунков конца 1928 года с этим новым тоном:


Рисунок Ю. Ганфа. «Кулацкая сноровка. Одного — убить. Другого — купить. Третьего споить. И в совете царить».

А вот другие рисунки, более поздние, которые отражают тот факт, что классовая борьба шла и в колхозах, и вокруг колхозов:


Рисунок Л. Генча. «От финагента.
— Как тебе удалось в середняки-то пролезть?
— Э, милый! Были бы деньги, — а с деньгами и бедняком можно быть!».


Ещё к теме «двадцатипятитысячников», из печати 1930 года:




Рисунок И. Каликина. 1930 год. «Нацелился.
— Каким же манером, Кирилл Иванович, думаете уничтожаться как класс?
— Пойду куда-нибудь в колхоз или в кооперацию, — вот и уничтожусь.»


Выражение «ликвидировать кулачество как класс» вошло в 1930 году в бытовой обиход. :)



Рисунок Ю. Ганфа. 1930 год. «По специальности. Кулак: — Пустили бы, братцы, в колхоз. Я пригожусь: стрелковым кружком руководить могу!..»


Рисунок Л. Генча. 1930 год. «Волшебная перемена. 1. Кулак просится в колхоз. 2. Кулак в колхозе.»


Рисунок А. Топикова. 1933 год. «— Как же это, кум? Ты говорил, что колхоз развалится, а сам вступаешь?
— Для того и вступаю.»


Нижеследующий рисунок, очевидно, иллюстрирует такое высказывание И. Сталина 1933 года: «Ищут классового врага вне колхозов, ищут его в виде людей с зверской физиономией, с громадными зубами, с толстой шеей, с обрезом в руках. Ищут кулака, каким мы его знаем из плакатов. Но таких кулаков давно уже нет на поверхности. Нынешние кулаки и подкулачники, нынешние антисоветские элементы в деревне — это большей частью люди «тихие», «сладенькие», почти «святые». Их не нужно искать далеко от колхоза, они сидят в самом колхозе и занимают там должности кладовщиков, завхозов, счетоводов, секретарей и т. д. Они никогда не скажут — «долой колхозы». Они «за» колхозы. Но они ведут в колхозах такую саботажническую и вредительскую работу, что колхозам от них не поздоровится».


Рисунок К. Ротова. 1933 год. «Кулак: — Пусть он меня и дальше таким изображает. Ему невдомёк, что я гораздо т о н ь ш е...»

2. Во-вторых, другой, и столь же «неожиданной», классовой опорой для «левого поворота» стала, как и в 1918 году, сельская беднота.
Но об этом речь пойдёт далее.

(Продолжение следует).

ПОЛНОЕ ОГЛАВЛЕНИЕ СЕРИИ
Tags: История, СССР, Сталин, Троцкий, Эволюция, переписка Энгельса с Каутским, революционеры
Subscribe

Posts from This Journal “Эволюция” Tag

promo maysuryan june 16, 2016 00:35 12
Buy for 10 tokens
СЕНТЯБРЬ. ОКТЯБРЬ. НОЯБРЬ КРАСНЫЕ И БЕЛЫЕ ДАТЫ (список будет пополняться): 5 января 1918 (23 декабря 1917) – нарком просвещения А. Луначарский подписал Декрет о введении нового правописания 19 (6) января 1918 – матрос Железняк сказал: "Караул устал!" 21 января 1924 – день памяти…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments