Александр Майсурян (maysuryan) wrote,
Александр Майсурян
maysuryan

Category:

ПИСЬМА ОБ ЭВОЛЮЦИИ (59). «Полоса трудностей» (окончание)


Рисунок Дени к XVI съезду ВКП(б). 1930 год. Обращает на себя внимание правый с показным «Покаянием» в руках (которое он смиренно протягивает съезду), держа при этом под мышкой «Фракционную работу». В отличие от него, Троцкий открыто грозит съезду тростью

Продолжим теперь такой же краткий обзор политических групп защитников нэпа и кулачества в 1929—1935 годах (и стоящего за этим социально-классового расклада):

5. Правые в ВКП(б). Правые в какой-то момент пользовались очень большим влиянием. «Руководитель ГПУ Генрих Григорьевич Ягода также симпатизировал правым, — отмечал В. Серж. — Правая оппозиция была более состоянием души, нежели организацией, и временами её поддерживало значительное большинство чиновников, да и вся страна». Тем не менее в 1929 году лидеры «правого уклона» потерпели поражение. Вкратце их судьбу обрисовал Н. Устрялов: «Когда правые оппортунисты заикнулись было насчёт военно-феодальной эксплуатации мужика и татарских методов дани — они встретили столь грозный отпор со стороны господствующего партийного большинства, что во избежание гражданской казни поспешили собственными же руками предать огню своё незадачливое знамя».
Это позволило правым сохранить своё место в партии и её ЦК, хотя они и утратили былые ключевые посты (например, Бухарин из главного редактора партийной «Правды» стал редактором менее значимых «Известий»). На XVI съезде критика правых продолжалась. Время от времени из-под их тихо тлеющей фронды пробивались и вспыхивали яркие огоньки оппозиции. Так, в ноябре 1932 года «Бюллетень оппозиции» сообщал: «Правые выпустили анонимный Манифест — декларацию, огромный документ, на 165 страницах пишущей машинки... С текстом своего Манифеста правые ознакомили очень многих, в том числе и Зиновьева с Каменевым, которые, якобы, высказали свои соображения. Документ был широко пущен по рукам...» Речь идёт о манифесте подпольного «Союза марксистов-ленинцев», который написал в основном Мартемьян Рютин. Троцкий относил Рютина к «наиболее яркому термидорианскому крылу». В обращении особенно резко осуждалась «авантюристическая коллективизация с помощью невероятных насилий, террора, раскулачивания, направленного фактически против середняцких и бедняцких масс деревни», которая ведёт к «чудовищному обнищанию масс и голоду как в деревнях, так и в городах». «Сталин и его клика не уходят и не могут добровольно уйти со своих мест, поэтому они должны быть устранены силой», — такой вывод делали авторы обращения.
Переживаемую страной «полосу трудностей» они описывали с помощью такого сравнения: «Партия находится в положении пассажиров автомобиля, шофёр которого вдруг безнадёжно спятил с ума, свернул с дороги и везёт пассажиров по кочкам и ухабам, под уклон на полном ходу прямо в пропасть. Автомобиль трещит, скрипит, ломается, кувыркается из стороны в сторону, подпрыгивает на кочках так, что у пассажиров зубы брякают, пассажиры возмущены, многие растерялись, некоторые в панике, некоторые от толчков вылетают из автомобиля, а спятивший с ума шофёр ругает пассажиров оппортунистами, «загибщиками» и успокаивает их уверениями, что всё это неизбежные трудности езды в автомобиле. При таком положении глупо и нелепо пассажирам ждать, пока «возница» спустит их под откос. Надо попытаться на ходу отбросить такого шофёра от руля, на ходу же сесть умеющим править машиной за руль и вывести её на торную дорогу. Иного выхода для пассажиров нет». За знакомство с манифестом рютинцев Зиновьев и Каменев были опять исключены из партии. В. Серж: «Выслушав это решение, о котором ему сообщил Ярославский... [Зиновьев] задыхаясь, схватил себя за горло, прошептал: «Я этого не переживу!» — и упал в обморок».


Рисунок А. Топикова. 1930 год. На генеральной линии. — Удивительные пассажиры: с билетами, а прыгают на полном ходу под уклон.

Рисунки и публикации, высмеивающие показное «отмежевание» правых:


Рисунок К. Елисеева. 1930 год. «...Тут и вся моя родня набежала. — Завтра же отмежуйся от своего выступления. А то выкинут тебя, пустобреха, и не останется у нас в партии своего представителя».


Рисунок И. Каликина. 1930 год. «Двойная игра. — Как это ты, Вася, ловко карты свои скрываешь? — А иначе меня, Терентий Терентьевич, давно из партии выкинули бы!»


Рисунок Б. Вирганского. 1930 год. «Широкий жест. Правоуклонист: — Как сознательный коммунист сдаю всё, что имею: "три короба" и "писаную торбу"».


Рисунок М. Храпковского. 1930 год. «Несовместим с пребыванием. — Сердце сдвинуто у вас на правую сторону, и на правую ногу припадаете... Для наступления определённо не годитесь».

Из советской печати 1930 года:






1931 года:


Однако непримиримая линия Рютина была не единственной среди правых. Так, Н.И. Бухарин в 1936 году в беседе с меньшевиком-эмигрантом Борисом Николаевским, по словам последнего, «развил целую теорию человеческого потока»: «Нам трудно жить, очень трудно, и Вы, например, не смогли бы к этой жизни привыкнуть. Даже для нас, с нашим опытом этих десятилетий, это очень трудно, почти невозможно... Спасает только вера в то, что развитие всё же, несмотря ни на что, идёт вперёд. Наша жизнь — как поток, который идёт в тесных берегах. Вырваться нельзя. Кто пробует высунуться из потока, того подстригают — и Бухарин сделал жест пальцами, как стригут ножницами, — но поток несётся по самым трудным местам и всё вперёд, вперёд, в нужном направлении... И люди растут, становятся крепче, выносливее, более стойкими — и всё прочнее стоит на ногах наше новое общество»...

6. Бывшие меньшевики. С исторического расстояния может показаться, что меньшевики к 1930 году уже стали в СССР далёким прошлым. Это не совсем так. В 20-е годы группа влиятельных бывших меньшевиков, работавших в Высшем Совете Народного Хозяйства (ВСНХ), образовывала так называемую «Лигу наблюдателей», активно поддерживавшую нэп. Участник Лиги Б. Николаевский писал: «Идеи Октября, как фата-моргана, вели страну по ложной дороге, в ложную сторону. [...] Мы в нашем кружке «Лига наблюдателей», хорошо вооружённые знанием состояния экономики, были глубоко убеждены, что экономическая политика оппозиции троцкистов, с её вздохом по Октябрю, неправильна, опасна, вредна. Потому-то мы и были против оппозиции и за экономическую политику Центрального Комитета, Политбюро и правительства... Она была здоровой: руководители её без оговорок стояли за НЭП». Но после «левого поворота» все эти надежды меньшевиков рухнули. Б. Николаевский: «Летом 1930 года, я был тогда редактором органа торгового представительства СССР в Париже «La vie Economique des Soviets», ко мне пришёл Икс, неожиданно приехавший на короткое время во Францию. Само собою разумеется, у нас начался многочасовой разговор о том, что делается в России... Шла бешеная ставка на сверхиндустриализацию, уже проводилась ужасная насильственная коллективизация деревни... Мы с Иксом с горечью вспоминали наши беседы в «Лиге наблюдателей», наши оптимистические расчёты, наши надежды на здоровую эволюцию советского государства. Все оказалось битым, всё — только иллюзией».
Однако к началу 1930-х бывшие меньшевики, формально беспартийные, продолжали играть важную роль в Госплане СССР, а ещё большие надежды возлагали на будущее. Виктор Серж писал: «Николай Николаевич Суханов (Гиммер), меньшевик... держал что-то вроде салона, где среди своих говорили очень свободно и где в 1930 году положение в стране оценивали как совершенно катастрофическое: бесспорно, так оно и было. Для выхода из кризиса там предлагали создать новое советское правительство с участием лучших умов правого крыла партии (Рыкова, Томского, Бухарина?), ветеранов российского революционного движения и легендарного командарма Блюхера». Серж добавлял, что в течение почти трёх лет (до 1934 года) «постоянно казалось, что режим вот-вот падёт». Вероятно, меньшевики ожидали естественного перехода революции к «эпохе русского Бонапарта», а наиболее подходящим на эту роль считали будущего маршала Василия Блюхера, героя гражданской войны.


Изображения В. Блюхера в печати отражали популярность командарма. Рисунок Л. Генча, 1930 год


Шуточная мини-энциклопедия из советской печати 1936 года. Заметки о В.К. Блюхере и М.Н. Тухачевском

Возможно, отзвуки этих меньшевистских прожектов доходили и до заграницы, поскольку Блюхера (и Тухачевского) Троцкий в 1931 году в «Бюллетене оппозиции» пофамильно резко заклеймил как «авантюристски-преторианские элементы контрреволюции». «Меньшевики и эсеры входили бы при этом в блок с преторианским крылом центризма и прикрывали бы империалистов на крутом спуске революции, как в 1917 году они пытались прикрыть их на крутом подъёме». Позднее (в 1936 году) Троцкий писал: «Если бы мы имели в СССР выбор только между сталинцами и меньшевиками, мы должны были бы, конечно, выбрать сталинцев, ибо меньшевики способны лишь послужить ступенькой для буржуазии, которая разрушила бы плановое хозяйство и установила бы в стране режим, представляющий сочетание истинно русского фашизма с китайским экономическим хаосом. Страна оказалась бы экономически отброшена на полстолетия назад. Плановое начало есть единственное спасение независимости СССР и её будущего. Сталинцы тоже готовят взрыв планового хозяйства, но у них другие сроки: мы можем надеяться, что пролетариату удастся справиться с бюрократией, прежде чем она сама взорвёт и обобществлённые формы собственности. Кому угодно, пусть называет советский режим «государственным капитализмом», но как показывают все пять частей света, только этот режим способен ещё развивать производительные силы».


Рисунок А. Малеинова. 1929 год. «Явление седьмое: те же и Троцкий. — У этого бывшего льва вполне подходящий голос... Споёмся!»

По мнению В. Сержа, все эти политические проекты «салона» Суханова и стали реальной причиной для судебного «процесса меньшевиков» 1931 года. Хотя ни Блюхера, ни Тухачевского в тот момент этот процесс не затронул.


Рисунок К. Елисеева. 1931 год. «На социалистической стройке. Рабочий: — Большевики работают на большой палец... А меньшевики — на указательный...» (На руке с вытянутым пальцем написано «Франц. генер. штаб»).

7. Сменовеховцы. Конечно, сменовеховцы всей логикой своей классовой позиции оказывались ближайшими союзниками «правых уклонистов» в ВКП(б). И не случайно именно в год начала «великого перелома» карикатура с Устряловым впервые угодила на обложку «Крокодила» (на ней в качестве волхва он приветствовал рождество правого уклониста), что было для него довольно грозным признаком. И сменовеховцы поспешили последовать примеру «правых»: то есть заявить о своей полной лояльности новой генеральной линии. Хотя Устрялов тут же оговаривал своё и других интеллигентов право внутренне оставаться «скептиками», «неверующими», сохранять в душе «сомнения» и не «петь осанну». Он писал в 1930 году: «Даже и не будучи в силах подавить сомнений в успехе предпринятого социалистического преобразования, нужно посильно ему способствовать, делать всё возможное, чтобы оно удалось в наиболее полной мере... Поистине, даже и наиболее скептически настроенный старый спец ныне может с полным основанием повторить потрясающее евангельское восклицание: верую, Господи, помоги моему неверию!.. С другой стороны, мы знаем, что в современной государственной стройке «скептики работают не хуже энтузиастов». Если есть внутренняя убедительность в идущем ныне преобразовании страны, факты вытеснят все деловые сомнения из интеллигентских умов». И всё-таки конец 1936 года застал Устрялова в союзе с маршалом Тухачевским, а через него — и с «правыми» (о чём здесь уже говорилось)... «Логика вещей оказалась сильнее логики человеческих намерений», в очередной раз...


Рисунок М. Храпковского. Декабрь 1929 года. Фрагмент. «Рождество правого уклониста и поклонение соответствующих волхвов»

Таков был, в общих чертах, политический расклад в СССР в период «полосы трудностей» 1928-1934 годов. Когда все, не только меньшевики, с нетерпением ждали или, наоборот, опасались, что «режим вот-вот падёт». Но в 1935 году эта полоса, наконец, закончилась, новая плановая экономика заработала, и весь социально-классовый, а вместе с тем, и политический пейзаж, поменялся. Об этом пойдёт речь дальше.

(Продолжение следует).

ПОЛНОЕ ОГЛАВЛЕНИЕ СЕРИИ
Tags: История, СССР, Эволюция, переписка Энгельса с Каутским
Subscribe

Posts from This Journal “Эволюция” Tag

Buy for 20 tokens
Я бы даже сказал, что больше других, хотя ещё не вечер. Когда-то тут была промзона, а сегодня чуть ли не самая дорогая земля в Москве и в небоскребах тут живут очень богатые люди, ну или те, кто пытаются примазаться к богатым;) И вот она сила контраста, почти как в Таиланде, где под…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments