Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

ВЕРХНЕЕ (путеводитель по журналу)

ИЗБРАННОЕ

ПИСЬМА ОБ ЭВОЛЮЦИИ:
ПИСЬМО 1. ПИСЬМО 2.
ПИСЬМО 3. Красота — это повторение
...
ПИСЬМО 84. «Большой Конвент»
ПИСЬМО 85. Домработницы как «внутренний враг»
ПИСЬМО 86. Разрушение старой семьи
ПИСЬМО 87. Разрушение старой семьи (2) и что шло ей на смену

ВСЁ ОГЛАВЛЕНИЕ СЕРИИ


ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ: несколько цитат из классиков


ДЕНЬ В ИСТОРИИ:
ЯНВАРЬ. ФЕВРАЛЬ. МАРТ. АПРЕЛЬ. МАЙ. ИЮНЬ. ИЮЛЬ. АВГУСТ. СЕНТЯБРЬ. ОКТЯБРЬ. НОЯБРЬ. ДЕКАБРЬ.
ЭПОХА ХРУЩЁВА. ЭПОХА БРЕЖНЕВА. ЭПОХА ГОРБАЧЁВА. ЭПОХА ЕЛЬЦИНА

ИСТОРИЯ В ФОТОГРАФИЯХ:
Мгновения истории. 1917-1992. Мгновения истории. 1917-1992 (2).
2020 год.

СЕРИИ ПОСТОВ ПО ТЕМАМ:
РЕВОЛЮЦИОНЕРКИ. Левые эсеры. Якобинцы. Хроника красного террора. Уроки политики. Политика при социализме. СССР как страна полных прилавков.

В ЗЕРКАЛЕ СОВЕТСКОЙ КАРИКАТУРЫ: БОЛЬШЕВИКИ... КОСМОНАВТЫ... КОГО МЫ БИЛИ...

ПУБЛИКАЦИИ ПО ИСТОРИИ:
Статья "Что такое революция и зачем она нужна?" (1)
Статья "Что такое революция и зачем она нужна?" (2)
Статья "Предсказания Троцкого и современность"
Статья "Как хорошо, что нам хватило мужества и мудрости вовремя себя бурбонизировать"
Сайт публикаций автора блога (до июля 2014 года)

"ИСТОРИЧЕСКИЕ ЭЛЕМЕНТЫ":
1. О "периодической системе исторических элементов"
2. "Хотел бы лес покоя, да ветер не даёт" (Мао)Collapse )
Советское 9-е Термидора
Периодическое
Лакмусовая бумажка
Ещё о фазах Революции
Когда завершится нынешняя эпоха? (опыт исторического прогноза)
Какая эпоха просвечивает сквозь драп Мавзолея?

БИОЛОГИЯ, ТЕОРИЯ ЭВОЛЮЦИИ.
Статья "Волны жизни" в природе и культуре" (журнал "Экология и жизнь", 2-2006)Collapse )
promo maysuryan june 16, 2016 00:35 10
Buy for 10 tokens
ЯНВАРЬ. ФЕВРАЛЬ. МАРТ. АПРЕЛЬ. МАЙ. ИЮНЬ. ИЮЛЬ. АВГУСТ. СЕНТЯБРЬ. ОКТЯБРЬ. НОЯБРЬ ДЕКАБРЬ. ЭПОХА ХРУЩЁВА. ЭПОХА БРЕЖНЕВА. ЭПОХА ГОРБАЧЁВА. ЭПОХА ЕЛЬЦИНА Несколько листков из советского и революционного календаря (под большинством листков — статьи по темам):…

Революция с «Новым Сатириконом» (8). Отставка Милюкова


Рисунок Ре-ми. «Новый Сатирикон», № 16, 1917. «Из хроники несчастных случаев. Милюков: — Какое, однако, чертовски быстрое течение в этих проливах!»

Продолжаем наше путешествие по революции 1917 года вместе с либеральным журналом «Новый Сатирикон».
18 (5) мая 1917 года случилось важное для развития революции событие — в отставку с поста министра иностранных дел России ушёл Павел Николаевич Милюков. Революция заметно сдвинулась в левую сторону... Этому предшествовал апрельский кризис Временного правительства. Начался он так: 20 апреля в газетах появилась нота Временного правительства, в которой подчёркивалась полная верность России союзникам и «всенародное стремление довести войну до решительной победы». Автором ноты сочли министра иностранных дел Милюкова, чья подпись стояла под документом. Вообще, Милюков с самого начала Первой мировой войны неизменно выступал за ведение её «до победного конца» — прежде всего для того, чтобы Россия получила контроль над проливами Босфор и Дарданеллы, соединяющими Чёрное и Средиземное моря. За это Милюков заслужил ироническое прозвище Милюков-Дарданелльский. Позднее он писал: «Меня называли «Милюковым –Дарданелльским» — эпитет, которым я мог бы по справедливости гордиться, если бы в нём не было несомненного преувеличения...»Collapse )

Революция с "Новым Сатириконом" (6). Первые номера "Правды"

Итак, мы уже спустились (или поднялись?) на пять ступенек революционной лестницы Февраля 1917 года, а нашим верным провожатым на этом крутом спуске-подъёме стал либеральный журнал «Новый Сатирикон», который редактировал известный сатирик Аркадий Аверченко. В первый месяц революции журнал в основном восхищался революцией и принесёнными ею переменами: отречением царя и его арестом, арестами царских министров, ликвидацией царской полиции и жандармерии, отменой цензуры, отменой смертной казни... Но уже в это розовое время на светлый лик революции, по оценке либералов, стали набегать какие-то неприятные тучки.
Одной из таких тёмных тучек стали первые номера начавшей вновь выходить большевистской газеты «Правда». Уже 12-й номер «Нового Сатирикона», то есть второй после революции, поместил такую раздражённую заметку:



В следующем 13-м номере вновь звучит эта тема:Collapse )

Революция с "Новым Сатириконом" (5). Отмена смертной казни

Итак, продолжим медленный спуск авернский в чистилище революции Февраля 1917 года, где нашим проводником-Вергилием выступает либеральный журнал «Новый Сатирикон». Среди прочего, революция отменила в России смертную казнь! Разумеется, либералы восприняли эту новость на-ура. Они не подозревали, что эта отмена продержится всего около ста дней (впрочем, как и следующая, после Октября), и за возвращение казни будут горячее всего агитировать те самые люди из Временного правительства, кто подписывал указ об её отмене. Ведь очень похоже обстояло дело во Французской революции, где Робеспьер в Учредительном собрании предлагал отменить смертную казнь (на что собрание, впрочем, не решилось), и в Парижской Коммуне, которая начала с торжественного сожжения гильотины.
Но эту диалектику революции либералы ещё не постигли и не выучили, и пока просто наивно прекраснодушествовали, не понимая до конца ни законов истории, ни, прежде всего, самих себя.
Рисунок из мартовского № 12 «Нового Сатирикона»:


Рисунок Алексея Радакова. «Плач Смерти. Смертная казнь в России уничтожена».

Рисунок сопровождался высокопарными стихами того же Алексея Радакова по теме:Collapse )

Революция с "Новым Сатириконом" (4). Арест царских министров

Итак, продолжим плыть в революцию Февраля 1917 года дальше... с либеральным журналом «Новый Сатирикон». :) Важная тема мартовских и апрельских номеров — арест царских министров. Как известно, сразу после ареста они препровождались в министерский павильон Государственной Думы, который отныне иронически перекрестили в «павильон арестованных министров». Затем их отправили в Петропавловскую крепость. Либеральная печать с удовольствием смаковала эти метаморфозы.
Из «Нового Сатирикона»:


Рисунок Б. Антоновского. «Министры левеют. В Петропавловской крепости. — Послушайте, портной! Если вы нашиваете бубновый туз, так нашивайте — красный. Мы тоже хотим иметь защитный цвет».

Тут необходимо пояснить, что бубновый туз в дореволюционной России нашивался на одежду осуждённых каторжников.
Ещё шуточки «Нового Сатирикона» на ту же тему:Collapse )

Революция с "Новым Сатириконом" (3). Цензура всё

Помимо всего прочего, Февральская революция ознаменовала отмену царской цензуры — учреждения древнего, существовавшего столетия. Разумеется, либеральные журналисты испытывали по этому поводу радость и ликование. Что и отразилось на страницах «Нового Сатирикона».
Его авторы вспоминали и растравляли свои старые, нанесённые цензорами раны:



Иносказания этих рисунков, возможно, не вполне понятны в наше время. «Зубрами» до революции называли монархистов-черносотенцев, таких, как Пуришкевич или знаменитый думский депутат Марков 2-й. Последним из «зубров» был, вероятно, Василий Шульгин, он так называл себя и в 1960-е годы... А на последней картинке, внизу справа, изображён Таврический дворец в Петрограде, где заседала Государственная Дума. К ней тянется за «спасением» лес рук, призывая к «ответственному министерству». В 1918 году в том же Таврическом на один день собралось Учредительное Собрание...

Журналисты «Нового Сатирикона» с удовольствием делились историями о тупости или, наоборот, проницательности цензоров, канувших ныне в Лету. Из фельетона Аркадия Аверченко:Collapse )

Революция с "Новым Сатириконом" (2). Конец полиции

Итак, продолжим наше путешествие по революционному 1917 году вместе с либеральным журналом «Новый Сатирикон», который в те дни редактировал известный сатирик Аркадий Аверченко. Вслед за царским отречением, ещё одна популярная журнальная тема тех дней — конец полиции. Или, как написал поэт спустя примерно год после Февраля — «и больше нет городового — гуляй, ребята, без вина!».
Февраль покончил и с полицией, и с жандармерией. С улиц разом исчезли привычные фигуры городовых с саблями-«селёдками» на боку.
Либералы из «Нового Сатирикона» радовались этим событиям. Вот характерная карикатура: пылает полицейский участок.


Рисунок Ре-ми. «Новый Сатирикон». Март 1917. «Привычка к «порядку». В день 28 февраля.
Солдат: — Куда ты лезешь, эй!
Чиновник: — А я иду свой долг исполнить! Паспорт для прописки околоточному несу!».


Журнал не жалел ярких красок, описывая, что ожидало арестованных в бывшей полиции при старом порядке.Collapse )

ПИСЬМА ОБ ЭВОЛЮЦИИ (63). Преемственность. Кино и театр (2)


Карикатура Д. Моора на М. Булгакова, К. Станиславского и артистов-исполнителей спектакля «Дни Турбиных» по «Белой гвардии». 1927 год

Итак, как уже было сказано, в течение переломных 1930–1935 годов советский режим впитал и сдвинул влево, в сторону плановой экономики и машинного земледелия, огромное количество социальных сил, которые ранее шли за буржуазией (нэпманами). Но, чтобы растворить их в себе, ему приходилось во многом усваивать и жизненные ценности, мировоззрение этих слоёв общества. То есть двигаться им навстречу, «вправо». Пожалуй, не было сферы жизни, большой или совсем малой, не затронутой этой всеобъемлющей волной преемственности, которую левая оппозиция обозначила словом «нео-нэп». Сравнить этот поворот можно с первым «нэпом».
Мы уже обрисовали перемены, которые «нео-нэп» повлёк в театре. В обсуждении мне указывали, что театр — искусство элитарное, которое не могло всерьёз волновать и интересовать городских рабочих и тем более миллионы крестьянских масс. Отчасти это верно, однако театр, как камертон, задавал тон всей культуре. И если звезда «Демьяна Бедного — мужика вредного», которого Ленин когда-то называл «тараном нашей революции», в это время заходила, то другие звёзды, наоборот, поднимались вверх. Среди этих вновь восходящих по небосклону театральных звёзд оказались и старые, ещё дореволюционные светила. В том числе — Константин Станиславский и руководимый им Московский Художественный театр (МХТ).

Примеры из прессы 20-х годов, времён первого нэпа, ярко показывающие тогдашнее отношение к МХТ:Collapse )

ПИСЬМА ОБ ЭВОЛЮЦИИ (62). Преемственность. Кино и театр


Рисунок К. Елисеева. 1927 год. «Твёрдые понятия.
— Скажите, рабочие посещают всё-таки Большой театр?..
— Не извольте беспокоиться: у нас только чистая публика!»

Карикатура на наркома А.В. Луначарского из журнала «Крокодил» №31 за 1927 год вызвала скандал. Этот номер журнала был изъят из продажи и попал только в некоторые библиотеки. Позднее вместо него был выпущен другой «театральный» номер, с более мягкими карикатурами



Слишком острая карикатура на наркома была заменена через несколько номеров на другую, с безымянным "ответработником". Общий смысл её, впрочем, не изменился

Итак, мы говорили о классовом перевороте первой половины 30-х годов, который выражался словами «середняк пошёл в колхозы», то есть навстречу ВКП(б). Но это означало, что и ВКП(б), чтобы удержать власть, требовалось идти навстречу крестьянам — в том числе, в их вкусах, привычках, традиционном мироощущении. Всё это обусловило грандиозный сдвиг в области культуры, который мы обозначили общеэволюционным словом «преемственность». Закономерно, что в первую очередь это коснулось искусства наиболее массового — то есть кинематографа и тесно связанного с ним театра.
Конечно, история театра и кино в СССР — слишком обширная тема, и здесь мы обозначим лишь несколько характерных штрихов к ней.
Одним из ярких проявлений этого поворота стала в 1936 году критика со стороны Политбюро ЦК пьесы Демьяна Бедного «Богатыри» и одноимённой оперы-фарса. Изменение отношения было вполне понятным: Демьян ядовито высмеивал и разоблачал излюбленных былинных героев крестьянства, а теперь это совершенно противоречило новой линии. Премьера оперы прошла 10 ноября 1936 года. Говорили, что глава правительства В.М. Молотов, посетив одно из представлений, посмотрел только первый акт и заметил: «Безобразие! Богатыри ведь были замечательные люди» — после чего демонстративно ушёл.Collapse )

Искусство перевоплощения (рассказ)


Кадр из фильма "Великий гражданин" (1938-1939). Троцкист Карташёв на трибуне (прототип персонажа, вероятно, Григорий Зиновьев)

Рассказ был написан мной в 2002 году, ранее не публиковался. Ниже публикуется начало рассказа.

Собственно говоря, от рождения артист Потухаев носил совершенно иную, а в некотором смысле даже противоположную фамилию — Горимов. Но перед его первым спектаклем, где Горимову досталась ещё совсем маленькая, незаметная роль, режиссёр закряхтел и посмотрел испытующе на взволнованного новичка:
— Горимов, Горимов... Так и в афишах обозначить, что ли?
Молодой человек застенчиво кивнул. Его имя — в афишах! Пусть самым мелким шрифтом, петитом, внизу, но зато в настоящих театральных афишах!
— Нет, это не годится, — внезапно сказал режиссёр. — Все эти Пожарские, Горимовы для театра не годятся. Сейчас-то ничего, а вот прославитесь, голубчик, публика станет вызывать: "Горимов! Горимов!", да кто-нибудь и вообразит, что театр загорелся. Возьмите какой-нибудь сценический псевдоним... попрохладнее. Как у Остужева — он ведь тоже был урождённым Пожаровым.
Горимов покраснел от удовольствия: ему польстило и замечание о непременной будущей славе, и неожиданное сравнение с великим Остужевым. И он легко выбрал себе псевдоним — Потухаев.
Пока что зрители, правда, знали Потухаева только по одной его крупной роли, сыгранной в кинематографе, — роли троцкиста в кинокартине "Выстрел в спину". Фильма эта пользовалась большим успехом, и шла во многих кинотеатрах.
Предшественник Потухаева, известный актёр К., которому вначале предложили эту роль, отказался:
— Потому что: ежели сыграю хорошо, то меня все мальчишки ненавидеть будут, проходу не дадут!
Потухаев, в отличие от него, не колебался ни минуты. Разве у него есть роскошь выбора? Или он хочет всю жизнь утешать себя лицемерной фразой: "Нет маленьких ролей, есть маленькие артисты"? Надо не раздумывать, а хватать волшебную птицу удачи за хвост, пока она не улетела.
Конечно, он слышал про выходки юных зрителей, которые бросали камни в экранных белогвардейцев, чтобы помочь раненому Чапаеву. Но это было даже трогательно и простодушно. Значит, люди верят в искусство, оно берёт их за живое. Один маститый академик, посмотрев "Чапаева", тоже затем изрёк: "Артист П. так великолепно сыграл белого генерала, что, встретив его на улице, я, кажется, не подал бы ему руки!".Collapse )